Четверг, 01.10.2020, 17:57
[ Новые сообщения · Участники · Поиск · ПРАВИЛА ФОРУМА ·
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: INTERIA  
Форум » Бессмертные с приходом темноты » Поцелуй короля демонов » Поцелуй короля демонов (ЧИТАТЬ ОНЛАЙН)
Поцелуй короля демонов
Дата: Среда, 05.07.2017, 11:59 | Сообщение # 41

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 38

Когда Ридстром снова пришел проведать Сабину, то наклонился, чтобы распутать ее волосы.
И нашел только иллюзию. Он неверующе смотрел на нее в течение какого то времени.
Она обманула меня. Очевидно, она никогда не намеревалась остаться. Еще одна ложь.
Она… бросила его.
Почему? Он рванул из дома прямо в бурю, выкрикивая ее имя. Где, к дьяволу, она? Он поймал ее запах в нескольких милях и последовал за своим инстинктом. Он побежал вниз по залитой дождем улице, ярость с каждым шагом все больше овладевала им. Бешеная потребность отметить ее поглотила его.
На ней нет моей метки… мы не женаты.
Он заметил ее, направляющуюся к небольшому парку, перепрыгивающую через лужи. Сквозь дождь на расстоянии он увидел чуть подсвеченный воздух от портала. И она бежала прямо к нему.
Он не может потерять ее. Демон согнул руки, ускоряясь, пока не оказался точно за ее спиной, и сделал выпад. Схватив ее за бедра, он повалил ее в грязную траву.
– Ты сказала мне, что хочешь остаться со мной! – Его грудь вздымалась, он перевернул ее на спину. – Ты заставила меня поверить! И ты сбежала обратно к Оморту!
– Нет… да… Ридстром, ты должен выслушать! – Она моргнула, глядя на него через пелену проливного, бьющего по лицу дождя.
Он подмял ее под себя, впиваясь когтями в ее бедра.
– Зачем? Каждое слово из твоего рта – ложь! Как долго я должен позволять тебе обманывать меня?
Она рассчитывала сбежать от него? Лживая чародейка заплатит ему за это. Его обсидиановые глаза светились в ночи жестокостью.
Дождь с силой хлестал по ним, причиняя такую мучительную боль, какую Сабина никогда еще не испытывала. Вода застилала ей глаза, и она почти ничего не видела и едва слышала себя.
– Я собирался обращаться с тобой хорошо, – прохрипел он, – заняться с тобой любовь. Довольно.
Когда он начал расстегивать свой ремень, ее глаза расширились от ужаса:
– Не так! – закричала она, царапая его лицо и грудь.
Он яростно взревел, затем схватил ее за запястья, связывая за спиной ремнем.
– Ридстром, нет! Кое что случилось! Демон, выслушай меня! Моя сестра здесь…
– Твоя сестра не здесь, она находится в Торнине! В моем замке! В моем доме! – Его рожки потемнели и вспыхивали. – Я не хочу больше слышать ни слова лжи!
– Пожалуйста, Ланте в опасности… – мысли путались, когда она пыталась объяснить ему, одновременно прислушиваясь к голосу Ланте и хлопанью крыльев. – И повсюду Врекенеры!
Ридстром закончил связывать ее и перевернул лицом к себе. Он не слышит меня.
– Я должна найти ее, – снова попробовала объяснить Сабина, но он не слушал. Я сломала его. Демона, который был настолько рационален, настолько разумен.
– Если с ней что нибудь произойдет… – ее сердце было готово разорваться из за страха за Ланте. Этот страх сначала перешел в тошноту, а затем в ярость.
– Ты не имеешь никакого права удерживать меня! – закричала она. – Нападать на меня и заваливать меня в грязь!
– Солгала – плати.
– Отпусти меня, животное! Ты должен немедленно освободить меня!
– Никогда, Сабина. Никогда.
Он подхватил ее на руки, перекинул через плечо и, словно ураган, помчался обратно к дому.
– Нет! – кричала она, когда он отдалял ее от портала, от Ланте. – Не уноси меня!
Хотя дождь и стал слабее, она все еще не могла слышать свою сестру.
– Я буду удерживать ее любым способом, которым смогу, – бормотал Ридстром себе под нос, – прикованной к кровати, если необходимо. Сегодня демон внутри меня будет удовлетворен.
Она пристально смотрела назад через его плечо. Где теперь ее сестра? Сабина должна вернуться к ней, должна сбежать от Ридстрома.
Когда буря прекратилась, она вновь попыталась сказать ему о Ланте. Но она словно говорила со стеной. Он ничего не слышал ни когда зашел в дом, ни когда раздевал ее. Ни даже когда выходил на улицу в поисках цепей, чтобы приковать ее.
Это единственный способ иметь дела с такой женщиной, как она.
Ему не нужно больше слышать ее лжи. Нужно только пометить ее.
Она лежала на его кровати с красным ореолом влажных волос вокруг головы, распростертое бледное тело слегка подрагивало. Он стянул штаны, затем залез на нее.
Не делай ничего, чего нельзя было бы исправить. Он делал, потому что она не останется с ним. Отметь ее.
Он встал на колени между ее ногами.
– Я собирался взять тебя медленно.
Он лег на нее и обхватил ее лицо ладонями. Его член пульсировал напротив ее горячего лона.
Обрести контроль. Она сводит меня с ума! Настолько сильно меняет меня внутри…
– Не делай этого со мной, демон! – она не сводила с него умоляющих глаз.
– Ты говорила мне, что останешься. Я верил тебе.
– Ридстром, я должна помочь своей сестре, Ланте. Если я не вернусь, они убьют ее. Поверь, что я вернусь к тебе, и я вернусь.
– Ты рассчитывала, что между нами все закончится, как только ты вернешься к Оморту? Я пришел бы за тобой.
Направив свой член в нее, он прошептал ей на ухо:
– Cwena, если мы чувствуем отрешение друг к другу, то только потому, что я еще не отметил тебя.
– Если ты сделаешь это, ты позволишь мне идти? – спросила она в отчаянье. – Тогда возьми меня, отметь, сделай все, что нужно, только отпусти.
– Ты должна вынести мой укус.
– Значит, да! Сделай это!
– Ты знаешь, что ты должна сказать, чародейка.
– Ты хочешь, чтобы я попросила, демон? Я прошу. Я умол…
– Нет! – он закрыл ее рот рукой. Он не хотел этого. Не хотел, чтобы она сломалась. Когда она затихла, он убрал ладонь.
– Эт… это то, что ты хочешь, разве не так?
– Да… нет! – он отпустил ее, сел на кровати и сжал голову руками. Думай.
– Тогда что? – вскричала она, пытаясь разорвать путы.
Он встал, шагами меряя комнату. Думай.
– Что ты хочешь, чтобы я сделала, демон? Чего ты хочешь?
– Я не знаю, – взревел он и с силой впечатал кулак в стену, пробив ее. – Я хочу, чтобы ты чувствовала что то. Ко мне. – Он в считанные секунды вновь оказался над ней, обхватывая ее затылок. – Потому что ты с кровью вырываешь из моей груди сердце.
– Я и правда испытываю что то к тебе, демон. Возьми меня, отметь меня как свою. Навсегда.
Слова, о которых он мечтал. Он не мог понять их смысл, не мог понять, не обман ли это. Ее шелковистый язык говорил ему именно то, что он так жаждал услышать, чародейка успокаивала зверя внутри него.
– Но ты должен отпустить меня. Я вернусь к тебе!
Невозможно думать… ничего, что нельзя было бы исправить… Он еще раз встал с кровати и, шатаясь, побрел в ванную. Там он уперся лбом и ладонями в холодную стену, врываясь в нее когтями и, когда он уже вернул над собой контроль…
Он услышал снаружи звук работающего двигателя старого грузовичка Кадеона. Чертыхнувшись, Ридстром нацепил на себя какие то джинсы, затем бросился вниз, чтобы успеть встретить брата до того, как тот воспользуется собственным ключом.
Когда Ридстром слегка приоткрыл дверь, все его мысли были заняты Сабиной, но все же он невольно отметил, насколько Кадеон выглядит… усталым.
– Ридстром? – недоверчиво уточнил Кадеон.
Он мог только приблизительно представить, на кого сейчас похож. Без рубашки и ботинок, на ходу застегивающий джинсы. Пристальный взгляд Кадеона пробежался по его сжатой челюсти, напряженным плечам, отметил тонкие струйки крови, бегущие по его груди и щеке.
Ридстром оглянулся назад. Эта мечта. Она собиралась отнять ее у меня. Он был готов возненавидеть ее за это.
– Ты беспокоишь меня, приятель. Впусти меня и расскажи, что произошло. Последнее, что я слышал, так это то, что тебя пленила Сабина.
Поскольку Ридстром ничего не ответил, Кадеон продолжил:
– Тебя забрали в Торнин, не так ли? Ты сражался с Омортом, чтобы сбежать?
Ридстром, наконец, соизволил покачать головой.
– Тогда как, черт возьми, ты освободился? Никто не может сбежать из Торнина.
– Я имел в кармане козырь, – ответил Ридстром погрубевшим голосом. Что мне нужно сделать, чтобы заставить ее хотеть остаться?
– Ты паршиво выглядишь. С тобой все в порядке?
– Будет, – Ридстром вновь оглянулся через плечо. – Скоро.
– Я заполучил меч, – Кадеон протянул его ему, – и убил Грута.
Ридстром принял оружие, едва бросив на него взгляд. Она сбежала от меня. После того, как убеждала, что хочет остаться.
Кадеон был озадачен и потому очень медленно повторил:
– Это – меч, который победит Оморта.
– Мы идем на войну весной, будь готов.
– Это – все, что ты можешь мне сказать? Никакой признательности или даже похлопывания по спине, – голос Кадеона становился громче с каждым словом. – Если бы ты только знал, через что я прошел, чтобы получить эту вещь, через что я провел свою женщину… О, и так, для отчета, в твоем гараже не хватает Вейрона, и он, черт побери, никогда туда не вернется.
– Там есть кто нибудь? – закричала Сабина. – О, боги, помогите мне! – она звякнула цепями. – Меня удерживают против моей воли.
– Это Сабина? – прохрипел Кадеон. – Неужели она и есть твой козырь?
– Пожалуйста, помогите мне!
Ридстром жестко посмотрел на него, запрещая Кадеону что либо делать.
Нарочито небрежным тоном Кадеон осведомился:
– Значит, у тебя есть злая чародейка, прикованная цепями к кровати, так?
Ридстром знал, что имел в виду его брат.
– Она моя, – вскипел он, – и, черт возьми, я буду делать с ней все, что захочу. И ничего, что не было бы сделано мне, – он осекся, вспомнив оскорбление, которое она нанесла ему. Воспоминание принесло еще больше боли, потому что он собирался быть с ней очень нежным и простить ей все, что она ему сделала. Его кулаки сжались.
– Эй, эй, не надо отыгрываться на мне, брат. Каждому свое, а? – Кадеон все еще изучал Ридстрома.
– Как только я разберусь с ней, я свяжусь с тобой.
Закрывая дверь, он едва расслышал, как Кадеон пробормотал:
– К черту все, если это не означает, что я больше не плохой брат…
Прежде чем отнести меч на склад оружия, Ридстром взял его с собой в спальню, чтобы показать Сабине свой приз.
– Это – меч, который убьет Оморта.
Лезвие меча сверкало на свету, Сабина следила за каждым его движением, пока демон проверял баланс оружия, размахивая им из стороны в сторону.
– Скоро я вернусь в Торнин за его головой. Хочешь этого? Что ты чувствуешь при мысли о смерти своего брата?
– То же самое, когда я слышу прогноз погоды для города, в котором не живу.
– Мне почти хочется, чтобы ты чувствовала привязанность к нему.
– Разве ты не понимаешь? Ты никогда не подойдешь к нему настолько близко, чтобы воспользоваться мечом. Оморт редко покидает Торнин. У него есть охрана и мистические ловушки, которые всегда его окружают. Будь ты проклят, Ридстром! – Ее запястья кровоточили. – Позволь мне уйти!
Он отвернулся от нее и покинул комнату. Когда он направлялся к себе в кабинет, он смотрел на меч, самый прекрасный меч, который он когда либо видел. Оружие было словно продолжением его руки.
Меч являлся всем, чего он хотел, а он только бросил на него беглый взгляд. Его брат рисковал собственной жизнью, чтобы получить этот меч, а он даже не поблагодарил его.
И Кадеон смотрел на него так, будто он сошел с ума.
Я думаю, что сошел.
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:00 | Сообщение # 42

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 39

Сабина облегченно расслабилась:
«Ланте? Где ты?»
Голос сестры донесся до нее лишь раз, когда она кричала о помощи, но затем вновь исчез.
Сейчас же Сабина едва расслышала:
«Прячусь от очень большой птицы. Что с тобой случилось?»
«Демон поймал меня и приковал к своей кровати».
«Что он сделал? Как только я сбегу от этих тварей, я приду за демоном».
«И что ты сделаешь? Будешь перемещать его, пока он не умрет? Ты сможешь еще немного прятаться от Врекенеров? Подожди, я слышу его шаги… Просто жди!»
Ридстром вернулся к ней, глядя на нее с болью и замешательством в темных глазах. Он подошел к ней, но вместо того, чтобы коснуться ее тела, начал освобождать ее.
Сабина задержала дыхание. Он позволяет ей уйти?
– Ты знаешь, что я видел, когда ты говорила мне, чтобы я мечтал о том, чего больше всего хочу? – его голос был хриплым, когда он освобождал ее лодыжки. – Я метал о тебе и о нашем сыне. Мы были счастливы, Сабина. Я сделал тебя счастливой и защищал тебя. Это чувство было неописуемо.
«Ланте, он освобождает меня, продержись еще чуток».
Ридстром же продолжал:
– Но теперь я знаю, что этого никогда не будет.
Как только он освободил ее, она скинула ноги с кровати и бросилась от него прочь, но он просто опустился на край постели с выражением муки на лице, на котором остался след от ее ногтей.
«Ланте, ты все еще там?» Сабине потребовалось немного времени, чтобы схватить рубашку, которую он оставил целой, и натянуть ее на голову, после чего она направилась к выходу. В дверях она сказала:
– Слушай, Ридстром. Я вернусь через шесть дней. Я обещаю тебе.
– Нет, не вернешься. Я отпускаю тебя совсем, Сабина.
Она резко развернулась:
– Что? Ридстром, нет…
– Это – не я. Ты вызываешь во мне все самое худшее. – Он опустил голову на руки. Так делали люди, которые находились в страшном горе, или же хотели, чтобы их никто больше никогда не трогал.
Он разочаровался в ней. Она хотела бы просить его не делать этого. Привести ему причины, по которой он не должен поступать так. Но Ланте была там одна, беззащитна.
– Все, что мы будем делать дальше, – причинять друг другу боль. Я не хочу, чтобы ты возвращалась, – спокойно произнес он, но со стальными нотками в голосе.
– Демон, подожди…
Он встретил ее взгляд.
– Не возвращайся сюда.
Как только Сабина почувствовала, что у нее задрожала нижняя губа, она сделала себя невидимой. Бросив на его склоненную голову последний взгляд, она выбежала из комнаты.
«Аби, ты там? Что происходит?»
«Я… я только что рассталась с…»
«Что? Но ты же не нуждаешься в нем в любом случае!»
«Ах, боги, Ланте. Мне кажется, нуждаюсь».
Ланте бежала, запыхавшись, и ее голос срывался. У нее и Сабины не было абсолютно никаких навыков ориентирования на местности. Может быть, ей бросить по пути на электрические провода теннисные туфли, чтобы не заблудиться?
Все это время она вытягивала шею, осматривая небо и деревья в поисках Врекенеров. И она заметила их.
Их было, по крайней мере, две дюжины. Наблюдая за тем, как некоторые из них усаживаются на ветви старого дуба, ей показалось, что она заметила среди них изуродованное лицо Троноса.
«Я уже вышла из дома».
Ланте почувствовала такое облегчение, что чуть не споткнулась.
«Тогда убирайся от туда. Я сбежала от Врекенеров, поэтому все, что мы должны сделать – это добраться до портала. Ты помнишь, где парк?»
«Ты шутишь?»
«Разве похоже на то, а?»
Переулок следовал за переулком, словно двери, открываясь перед ней. Ланте стремглав пробежала вниз по влажному тротуару одного переулка, чтобы тут же оказаться в другом.
«Подожди, мне кажется, я вижу его». Ланте бросилась к прояснению впереди – это и должен быть парк.
«Я здесь!»
На расстоянии чуть больше пятидесяти ярдов перед собой она смогла увидеть портал.
«Следуй за моим…»
Девушка замолчала. Волосы на ее затылке встали дыбом.
Ланте с ужасом огляделась.
Врекенеры были повсюду. Сидели на ветках деревьев, окружали стволы на земле. Они заманили ее в ловушку, используя в качестве приманки портал.
«О боже, это ловушка! Они ждали нас. Отпустили меня, чтобы я привела тебя».
Если бы Сабину не отвлек демон, она была бы схвачена ими.
«Аби, не смей идти сюда. Это место просто кишит ими».
«Я уже на пути туда».
Ланте вновь заметила Троноса. Сидевший на краю ветки в глубоком черном плаще, он был похож на смерть с косой. Он ухмылялся, от чего натягивались шрамы на его лице. Затем он плавно спланировал на землю.
Мудак думал, что она уже его.
Предполагается, что она не станет рисковать, пытаясь использовать силу убеждения? Это не более рискованно, чем то, что она уже совершила. Тогда почему бы не попробовать?
Он подал сигнал рукой: после его взмаха, они напали разом Ланте сглотнула и бросилась к порталу. Некоторые из Врекенеров налетали сверху, тогда она сжималась и уворачивалась, некоторые преследовали ее на земле.
– Оставьте меня в покое! – прокричала она.
Она почувствовала прилив силы?
Не останавливаясь, она оглянулась через плечо. Те, что были на земле, остановились. Те, что летели по небу, развернулись и унеслись прочь. Кроме Троноса, который, казалось, даже скрежетал зубами, пытаясь сопротивляться ее команде.
Он продолжал упорно хромать в ее сторону, со злым выражением на лице, его крылья враждебно распахнулись. Он приближался…
Ланте должна попытаться найти Сабину? Или снова увести их, чтобы Сабина смогла пройти через портал…
Один за другим Врекенеры освобождались от ее команды, вновь собираясь напасть. В панике она пронеслась вперед, нырнув головой в портал и приземлившись на полпути в свою комнату в Торнине.
Тронос успел броситься за ней, схватив за лодыжку на пороге портала. Она с силой пнула его по челюсти.
– Вернись, – скомандовала она.
На его лице ясно отразилась борьба, когда он попытался сопротивляться ее приказу, но в конце концов он сделал шаг назад.
Сабина спросила:
«Где ты?»
«У портала».
«Значит, закрывай его».
«А как же ты?»
«Я могу сделать это через шесть дней, – закричала Сабина, – но если тебя сейчас поймают, то у меня не будет и шанса».
«Но…»
«Ты должна сделать это!»
«Я вернусь за тобой».
Сжав с усилием зубы, Ланте начала закрывать портал. Границы портала походили на края рваной раны, соединяющиеся вместе, словно заживая.
«Аби, держись, пока я не вернусь».
Перед тем, как она окончательно запечатала проход, Тронос успел пропихнуть внутрь свой ботинок. Он пристально смотрел на нее серебристыми глазами, расправив крылья.
Ланте злорадно ухмыльнулась. Портал закрывался – теперь ничто не могло оставить его открытым. Она услышала эхо рева Врекенера, когда ему оторвало ногу, и тут же упала на пол своей комнаты, задыхаясь. Я должна найти вампира, кого то, кто сможет перенести меня к Сабине. Но все они отказали им в помощи…
Она постояла некоторое время, согнувшись, зажав руки между коленями и пытаясь выровнять дыхание.
Она впилась взглядом в обутую ногу Троноса. Из за него Сабина застряла в том месте.
Ланте заорала на ногу:
– Я сыта вами по горло, чертовы ублюдки! Целых пятьсот лет преследований!
Она швырнула ее через всю комнату.
Нога пролетела мимо Оморта, возникшего в дверях.
– И ты посмела вернуться без нее…
Сабина прислушивалась к тишине и ощущала отсутствие сестры. Это означало, что Ланте прошла через портал и, вероятно, была в безопасности.
Зато сейчас я – нет. У нее было целых шесть дней, пока не прибудет спасение. Но сможет ли она протянуть так долго? Черт побери Оморта за его ложь!
Она понятия не имела, куда пойти, чтобы найти вампира, который переместил бы ее. У нее не было никакого представления о том, где можно остановиться. Она могла создать иллюзию денег, чтобы снять номер в гостинице, но Врекенеры отследят ее по ее колдовству.
Почему я настолько подавлена? Я была в гораздо худших ситуациях.
Может быть, по тому, что в ближайшее время она может умереть?
Нет! Она отказывалась верить этому. Она слышала, что morsus накатывает волнами. Она сможет выдержать первые приступы боли. Черт, она сможет защитить себя и сказать Оморту, что он вонючий козел.
Ее глаза расширились. Да, я смогу побороть это! Те жертвы, умирающие от боли, были людьми, которые никогда еще не сталкивались с муками, подобным тем, что испытала Сабина. Я умирала десятки раз. Это будет уже пройденным этапом.
Она почувствовала себя лучше по поводу morsus, почти с нетерпением ожидая начала его действия.
Итак, почему же я все еще подавлена?
Я скучаю по демону. Она получила приз и не смогла оценить его.
Шансы, что она найдет такого мужчину, как он, были очень малы: великолепный король, который склонял бы ее голову, чтобы поцеловать в затылок, который был очень внимателен и справедлив – кроме тех случаев, когда обращался в демона, потому что она сбегала от него, – и который к тому же был ее мужем.
Она хотела демона. Но он больше не хочет меня. И это – моя ошибка. Это причиняет боль. Сабина почувствовала, как у нее снова задрожала нижняя губка.
Только не это!
Плач был уделом слабых женщин, заламывающих руки от безнадежности.
Тем не менее слезы полились из ее глаз, и их незнакомое до сих пор ощущение потрясло ее.
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:01 | Сообщение # 43

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 40

Что же я наделал? Ридстром с горечью проклинал себя. Я на самом деле отпустил ее.
Тогда он не думал, что у него есть выбор – его потрясло собственное поведение. В парке во время бури он был готов взять ее, и потом, позже, на кровати – тоже.
А теперь, когда он достаточно успокоился, чтобы иметь возможность подумать, он полагал, что, возможно, в ее словах была правда – когда она говорила, что вернется через несколько дней. Вероятно, она на самом деле хотела быть с ним.
Если она вызывала в нем все самое худшее, то значит, он должен работать над собой, чтобы стать лучше. Никакой другой мужчина не смог бы так работать над собой. Более того, он был готов спросить у нее, что ему следует изменить в себе, чтобы бросить к ее ногам все. Мне не интересна жизнь, в которой нет тебя. Ты сводишь меня с ума. Я отдал бы все ради того, чтобы ты заботилась обо мне.
И он бы потребовал, чтобы она пошла ему навстречу.
Он должен найти ее.
С этой мыслью он снова бросился за ней. Возможно, она прошла через портал. Но он чувствовал, что этого еще не произошло, он ощущал ее присутствие рядом….
Ридстром нашел ее менее чем в квартале от дома, сидящей на бордюре на краю тротуара.
Когда он приблизился, то заметил, что она вытирала лицо предплечьем.
Сабина… плакала!
– Что ты тут делаешь, cwena?
Всю последнюю неделю Ридстром радовался, когда она волновалась о нем, чувствовал удовлетворение, когда она ревновала. Действительно ли он так ужасен, если надеется, что она плачет о нем?
Она посмотрела на него с дрожащей нижней губой, позволяя ему видеть ее такой, вместо того, чтобы использовать обычную иллюзию маски.
– М мне некуда больше п пойти, – она вытерла глаза другим предплечьем. – Ланте ушла и я н не смогу попасть к ней еще целых шесть дней. Я нахожусь в чужом мне городе, на чужой земле, и повсюду Врекенеры.
Сабина даже не упомянула о том, что случилось между ними.
– Ты б бросил меня, – сказала она, и ее слезы полились сильнее. – Предполагается, что это сделает меня счастливой?
– Пойдем внутрь, Сабина.
– Нет. Ты с сказал мне н не делать этого, – она всхлипнула, – ты не хочешь, чтобы я была в твоем доме.
Он схватил ее в объятья:
– Ты замолчишь? – свободной рукой он стал вытирать ее слезы. – Я заткнулся за десять минут до того, как пошел за тобой.
Она уткнулась лицом ему в плечо:
– Я рада, что ты это сделал.
Он сглотнул – демон никогда не предполагал, что этой ночью все обернется именно так.
– У нас есть много проблем, в которых нам надо разобраться. Я отведу тебя в душ, а потом мы поговорим о том, что нам делать.
– Поговорим за вином?
– За самым сладким, которое я смогу найти.
– Ты все еще х хочешь меня?
Он уперся лбом в ее лоб:
– Всегда буду.
– Демон, я понимаю, почему ты сегодня вечером подумал обо мне все самое худшее. У тебя не было причин верить мне. Но теперь я знаю, что мне нужно сделать, чтобы ты смог доверять мне.
– Сабина, это неразумно.
– Подожди, п просто выслушай меня. Есть кое что, что я смогу сделать и что скажет тебе, когда лгу. Что то, что используют плохие парни, чтобы быть друг с другом честными. Я хочу сделать это для тебя, демон.
Он понятия не имел, о чем она говорит, но ему была приятна мысль, что она хочет что то сделать для него.
– Все, что мне нужно: глина, крючок для картин, духовка и твоя кровь.
– Как я смогу убедиться, что эти соглашения работают? – спросил Ридстром через плечо, прибивая три крюка для картин к стене, пока она просовывала веревку через отверстие третьего соглашения.
– Я сделала несколько разных табличек, чтобы мы смогли проверить их, – сказала она рассеянно, пристально глядя на его обнаженную спину.
Мускулы, татуировка, его гладкая кожа… Боги, этот мужчина слишком прекрасен.
Он резко обернулся, поймав на себе ее влюбленный взгляд. Она пожала плечами, словно ничего не могла поделать с тем, чтобы не пялиться на него. Потому что она действительно не могла.
– Ты закончила с этими? – спросил он, голос его стал хрипловатым.
– О. Да.
У нее было три соглашения, испеченные и готовые к тому, чтобы их повесили. Она осторожно передала их ему.
Он явно сомневался в том, что это сработает, но пошел на это с некоторой надеждой.
Когда они вернулись в дом, он позволил ей остаться одной в душе, пока сам спустился вниз, чтобы раздобыть где нибудь глины. С Сабиной, одетой в одну из его рубашек, они встретились на кухне. Он принял душ внизу и надел чистые джинсы – без рубашки.
Его кухня была ультрасовременно оборудована, она не заметила ничего средневекового, что было бы ей знакомо, но ей все таки удалось найти миску, чтобы смешать их кровь с глиной.
– Твоя кровь свяжет с тобой заклинание, – объяснила она, когда делала маленький надрез на его руке. – Моя кровь чародейки действует как катализатор – батарея, генерирующая силу.
Как только она наполнила глиной три формочки для выпечки, она использовала топорик для колки льда вместо пера. На первой табличке она тщательно выскребла: «Я никогда не буду целовать Ридстрома». На второй написала: «Я никогда не буду хотеть Ридстрома». На третьей – «Я никогда не буду лгать Ридстрому».
Ридстром поместил таблички в духовку, и она подпрыгнула, усаживаясь на гранитную столешницу.
– Время соглашения. Священного даже для плохих парней!
Во время работы Сабина пила превосходное десертное вино из его коллекции. Демон прислонился к столешнице, скрестив на широкой груди руки, наблюдая за каждым ее движением.
Сексуальная напряженность была ощутимой.
Пока они ждали, чтобы таблички затвердели, она предложила им чем нибудь заняться, но он отказался, серьезно подходя к делу, которое поможет им во всем «разобраться».
Повесив соглашения, он подошел к ней:
– Что теперь?
– Готов проверить? Тогда, пожалуйста, сними штаны и дай мне посмотреть.
– Сабина? Очень хорошо, – он расстегнул джинсы и стал их снимать.
Как только она бросила взгляд на его член, она прикусила нижнюю губу, желая дотронуться до него, провести губами…
Первая табличка разломалась на части, опав на пол.
Его глаза на мгновение расширились, он застегнул джинсы.
– Поцелуй меня, – сказал он ей, наклоняясь.
Она прижалась губами к его твердым восхитительным губам, ее глаза медленно закрылись. Но как только вторая табличка раскололась и упала, он отстранился:
– Черт возьми, работает.
– Ты женился на чародейке, демон. Я знаю, что делаю.
Он резко обернулся, рассматривая таблички.
– Ты можешь спросить меня о чем либо, и я обязана буду сказать правду. Но прежде чем ты начнешь задавать вопросы, у меня есть один для тебя. – Он махнул ей рукой тем своим королевским жестом. – Если бы я сказала тебе, что мне необходимо вернуться в Торнин, что это вопрос жизни и смерти, но я вернусь к тебе, ты бы позволил мне пойти туда одной, без тебя?
– Нет. Мы неразлучны, Сабина. – Как будто желая это доказать, он вернулся к столешнице, встал перед нею и втиснулся бедрами между ее ногами. – После полутора тысяч лет я наконец то нашел тебя, и я не желаю расставаться с тобой по какой бы то ни было причине.
– Понимаю, – она и не рассчитывала на то, что он ответит по другому, но его страстность напомнила ей, что с ним надо действовать осторожнее.
Независимо от того, насколько сильно ей хотелось полностью довериться ему, она не могла. Как и предсказывала Ланте, демон не позволит ей уйти, чтобы отравить себя. А через шесть дней ей придется сделать это.
– Задавай вопросы.
– Куда ты направлялась сегодня вечером? И почему ты сбежала от меня?
Действуй с осторожностью.
– Моя сестра открыла портал, чтобы забрать меня. Мы с ней можем общаться телепатически, когда находимся достаточно близко друг от друга, и она разбудила меня. Я объяснила ей, что мне не хотелось бы уходить, не предупредив тебя, даже если я планировала вернуться через несколько дней. Я сказала ей, что между нами возникло понимание. Что мы теперь вместе.
При этих словах Ридстром посмотрел на оставшееся соглашение, вероятно, ожидая, что оно упадет, и в то же время так очевидно желая, чтобы этого не произошло.
В ее груди расцвело какое то незнакомое ранее чувство. Одинокий демон. Тоскующий о том, чтобы закончилось его одиночество…
Когда табличка не сломалась, он сказал:
– Продолжай.
По его тону было ясно, что он едва сдерживал волнение.
– Открытие портала требует огромной силы, которая привлекла Врекенеров. Ланте сказала мне, что они пытаются убить ее. Ридстром, у нее нет никакого защитного колдовства. Она не может сражаться с ними. Я убежала из твоего дома, чтобы помочь ей.
– Ты планировала вернуться ко мне?
– Да.
Он оперся руками о столешницу по бокам от нее, выглядя так, будто потрясен этим ответом. Но потом его глаза сузились:
– Ты замышляешь с Омортом какой то заговор? Против меня?
– Нет.
– Ты не на его стороне?
– Нет. Я на своей стороне и стороне своей сестры.
Он принял этот ответ.
– Ты хочешь будущего со мной?
Она поколебалась. Хочу ли?
– Да, – ответила она наконец, глянув на соглашение. Когда оно осталось целым, Сабина посмотрела на демона с выражением ну теперь ты все знаешь.
– Ридстром, если бы я захотела кого либо, то это был бы ты. Только я не знаю, та ли я, в ком нуждаешься ты. Я не…такая, как ты.
– Знаешь что, Сабина? Ты была права, когда говорила, что я не жил полноценной жизнью. Перед встречей с тобой я придерживался всего разумного и рационального. А сейчас все, связанное с тобой, нелогично. Мне нравится твой хитрый ум и твой порой неуместный юмор. Мне нравится все это, в этом нет смысла, – но я это чувствую.
В ответ на это чистосердечное признание она посмотрела на него:
– Ридстром… ты выглядишь действительно сексуальным в джинсах.
Он пришел в себя после минутой растерянности:
– Знаю, – наконец отозвался он, пытаясь подавить усмешку. – Могу ли я рассчитывать услышать что то большее?
Она вновь стала серьезной:
– Мне нравится, что люди уважают тебя. Мне нравится, что твоя грудь такая горячая и что ты открываешь ее для меня. И мне безумно понравилось, что ты пришел за мной сегодня вечером.
– Значит, ты останешься со мной?
– Сейчас я могу пообещать тебе шесть дней.
– Опять шесть дней?
– Ланте может открывать портал только каждые шесть дней.
– Ага. Теперь ясно. Ты планируешь уйти от меня, когда она вновь вернется?
– Я пытаюсь дать тебе обещание, которое, как я знаю, смогу сдержать. У меня есть шесть дней, которые я могу провести с тобой. После этого мое будущее уже не будет принадлежать только мне. Мы могли бы заново вернуться к этому в последний день.
Было видно, что он хочет расспросить ее подробнее, но он сдержался.
– Почему ты не сказала мне, что начала что то испытывать ко мне? Я был слеп.
– Я не была уверена в этом. И откуда мне знать, что я должна была сказать тебе? У меня никогда прежде не было ни с кем отношений, и это не то, с чем я сталкивалась каждый день в Торнине. – Ее руки обхватили его голову. – Я была слепа до нашей встречи.
– Ты еще во многом не призналась мне.
– Да. Но тебе я доверилась больше, чем кому либо, кроме Ланте. Ты можешь принять это?
Его аромат заставлял ее таять, и она придвинулась к нему ближе.
– Возможно, тебе будет достаточно знать, что я никогда не хотела уйти от тебя и не буду хотеть этого впредь? – спросила она, их губы медленно приближались.
Он прохрипел:
– Ты хочешь, чтобы я занялся с тобой любовью?
– Прямо сейчас я хочу этого больше, чем что либо.
Последняя табличка не разбилась.
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:13 | Сообщение # 44

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 41

Демон сжимал ее в руках, торопясь в спальню. Он перепрыгивал сразу через две ступеньки, тяжело дыша ей в шею.
В комнате он положил ее на кровать, одновременно снимая с нее рубашку. Она думала, что это снова будет безумным совокуплением, но он сбавил темп.
– Необходимо все сделать медленнее, – он склонился, чтобы поцеловать ее, притянув за затылок. – Я хочу смаковать это.
Его губы прижались к ее, он просунул язык ей в рот, но не коснулся ее языка. Он еще больше углубил поцелуй, яростно совершая толкательные движения.
Он хочет завладеть мной, абсолютно всей.
Как только он прервал поцелуй, она откинулась на спину под сильным нажимом его рук. Его глаза цвета обсидиана изучали ее с головы до ног, словно он впервые занимался с ней любовью.
Она уже дрожала, нуждаясь в прикосновениях демона.
Наконец он склонился, проводя грубой ладонью по ее бедрам, ее животу, ее груди. Он неторопливо исследовал каждый дюйм ее тела, простонав:
– Так прекрасна.
Он покатал между пальцами ее соски, то сжимая, то ласково поглаживая. Вокруг них вспыхнула иллюзия огня.
– Ридстром, – выдохнула она, – ты мне нужен.
Наклонившись, он стянул с себя джинсы, затем растянулся рядом с ней.
– Я должен подготовить тебя для себя.
Его мускулы были напряжены, глаза почернели, но внешний вид у него был другой, отличный от того, что она видела прежде. Не такой безумный. Его глаза горели полной решимостью.
Ее демон выглядел более сосредоточенным, чем ранее.
Как только он развел ей ноги, она широко раскинула их в стороны с явным приглашением. Он дразнил ее плоть пальцами, лаская невероятно чувственно. Затем он проник одним внутрь. Она застонала, когда он вытащил палец и вновь проник уже двумя.
Невероятное удовольствие, больше…
Он накрыл ее лоно ладонью, нажав на клитор большим пальцем, одновременно глубоко двигаясь в ней двумя пальцами.
– Демон, пожалуйста!
– Будь готова для своего мужчины, – при каждом слове он толкался в нее пальцами.
Потребность кончить возрастала… сильнее, пока не достигла вершины и, наконец, не обрушилась на нее со всей мощью.
Огонь вокруг них взвился вверх, когда она испытала оргазм, ее голубые глаза отражали его вспышки. Ее плоть, обхватывающая его пальцы, была влажной и горячей, это заставляло его член жаждать заменить пальцы.
Но он должен был взять ее медленно. Он должен был превратить это во что то, без чего она не смогла бы жить. Увиденное им в ее глазах говорило ему о том, что он сможет это сделать.
Ощутив ее последнее содрогание, он встал на колени между ее бедрами и сжал ладонью свой член, проводя им вверх вниз по ее опухшим складкам. Он направил опухшую головку во влажный вход, но замер.
– Расслабься, cwena. Я не буду торопиться.
Она кивнула.
Склонившись над ней, он оперся локтями по обеим сторонам от ее головы. С каждой унцией желания обладать ею, он продвигался на дюйм в ее плоть, не сводя с ее лица пристального взгляда, пока полностью не вошел в нее. Ее дыхание было прерывистым, но она не отводила глаз.
Он наслаждался ощущением полного владения своей женщиной.
– Я сделал тебе больно?
Она помотала головой:
– Нет, Ридстром, нет.
Он позволил ей привыкнуть к нему, обливаясь потом от с трудом сдерживаемого желания толкаться в ее красивое маленькое тело. Он хотел продлить это ощущение, но его семя уже поднималось для нее.
– На этот раз все по другому, настолько прекрасно…
Как только она покачала бедрами, он простонал:
– Ты хочешь большего?
– Я готова… я нуждаюсь в большем.
Он приподнялся на руках. Пот стекал с его лба, капая ей на грудь. Она выгнула спину от удовольствия.
Он не мог больше сдерживаться, наслаждаясь ее влагой вокруг своего члена. Она разочарованно застонала, когда он вышел из нее, и закричала, когда он снова вошел в нее на всю длину.
Тугая…. Невероятно горячая.
– Глубоко в тебе, – он поменял угол, погружаясь в ее лоно. – Столь горячо!
– Ридстром… да! – она вновь была близка. Он мог чувствовать, как под ним дрожало ее тело, сжимались и расслаблялись ее бедра вокруг его.
Следующий глубокий толчок заставил задрожать и его. Когда он выходил, ее плоть сжимала его так сильно, что он никогда бы не смог выскользнуть полностью.
Он снова проник внутрь, погружая себя до самого конца. Он заскрипел зубами, желая войти еще глубже, испытывая необходимость обладать ею полностью…
Когда Ридстром первый раз вошел в нее, она напряглась. Такой большой, я не подхожу ему. Но в этот раз не было никакой боли – только удовольствие.
Теперь он опустился всем своим телом на нее, чтобы касаться каждого дюйма ее кожи. Он завел ее руки за ее голову и прижал их своими, переплетя свои пальцы с ее.
Его грудь была гладкой и терлась о ее ноющие соски. Когда он осторожно подвигался в ней, она задохнулась от невероятного ощущения того, что он делал. Еще один восхитительный толчок, и его слова ей на ухо:
– Не могла бы доставить мне большее удовольствие
Ощущение его тела, трущегося о ее плоть, было восхитительным, и каждое движение его бедер усиливало это. Она выгнулась под ним, выдохнув:
– Ты нужен мне, Ридстром.
Его руки, держащие ее, напряглись:
– Повтори это!
– Ты нужен мне, Ридстром.
Он поднял голову, взгляд его черных глаз сосредоточился на ее шее:
– Тогда прими мое требование.
О, боги, он собирался отметить ее. Она знала, что это должно произойти, тем не менее с каждым его толчком ее тело приближалось к оргазму.
Руками он обхватил ее голову и поцеловал в шею, лаская кожу языком, словно успокаивая.
– Так долго ждал.
Молниеносно он укусил ее, его клыки проникли в ее плоть.
Ее тело под ним стало пассивным, не в состоянии сделать что либо, кроме как просто принять его семя, так как он отметил ее.
Когда оргазм поразил ее ослепительными волнами, она закричала от его невероятной силы. Раз за разом ее влагалище плотно обхватывало его член, требуя от него то, что он должен был дать.
Он стонал над ней, двигаясь сильнее, глубже. Наконец, он отпустил ее шею, облизав место укуса, прежде чем окончательно поднять голову. С хрипотцой в голосе он произнес:
– Теперь – моя.
Он прижал к матрацу их переплетенные ладони, двигаясь между ее бедрами, приближая ее к еще одному оргазму.
– Ридстром, не останавливайся! – ее голова моталась из стороны в сторону с каждым толчком его бедер.
Ближе… ближе… необходимо. А потом все в ней взорвалось, настолько резко и горячо, что она снова закричала, выгибаясь дугой и яростно трясь об его тело.
– Сабина! Я собираюсь кончить в тебя, так трудно сдерживаться.
Его мышцы напряглись, слегка сокращаясь от напряжения, а затем он внезапно замер, его член пульсировал в ней. Его глаза, пылающее чернотой и мучением, встретились с ее, его тело боролось с все еще не высвобожденным давлением.
– Моя Сабина…
Он откинул голову, заревев в потолок. На его шее и груди вздулись вены, горячая сперма вливалась в нее таким сильным потоком, иссушая его и принося облегчение, что она могла чувствовать это… снова и снова…
Как только он иссяк, он рухнул на Сабину, все еще мягко толкаясь в нее, его сердце бешено билось напротив нее.
Между хриплыми вдохами, овевающими ее влажную кожу, он поцеловал сделанные им отметины, успокаивая.
– Cwena, ты стоила каждую минуту моего ожидания…
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:14 | Сообщение # 45

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 42

– Я бы могла сказать что то хорошее, – начала Сабина, когда увидела покосившуюся лачугу, – что то вроде: «Я уверена, внутри это место отличное». Но мое соглашение тогда бы просто разбилось.
– Ты же хотела, чтобы я пригласил тебя на свидание в бар Ллора, – сказал Ридстром с усмешкой, скользя по ней взглядом. Теперь он улыбался чаще, но все равно каждый раз это заставляло ее сердце сжиматься. – Это наше свидание, и мы в баре.
Она хотела, чтобы он пригласил ее на, по существу, первое в ее жизни свидание. После того, как прошедшие четыре дня они провели вдвоем в доме и главным образом на кровати. Но помимо этого у нее были и скрытые мотивы…
– Сегодня бар полон, – сказал он, катясь на своем новом спортивном автомобиле по стоянке в поисках места для парковки. Они находились в самом центре болота – как это место может быть переполненным?
Когда он, наконец, припарковался, она заметила:
– Я все еще считаю, что ты должен был позволить мне сесть за руль.
– Не вариант, – бросил он, выходя из машины.
Когда она проснулась на следующее утро после их первой ночи любви, он приготовил для нее сюрприз: купил новый автомобиль для себя и еще один – для нее. Но она только в замешательстве смотрела на блестящий красный кабриолет:
– Я не умею водить.
– Я буду учить тебя, – сказал он уверенно.
В конце урока он объявил ее самым агрессивным и опасным водителем, с которым когда либо сталкивался. Что значило… первоклассным!
После этого Ридстром устроил так, чтобы самые лучшие в Ллоре продавцы одежды и драгоценностей приехали к ним домой и снабдили ее всем, в чем она могла нуждаться.
Она спросила его:
– Ты пытаешься купить меня?
– Это срабатывает? – спросил он в ответ.
Сейчас, после того как он открыл для нее дверцу, на нее обрушились влажный воздух, звуки музыки и хриплого смеха.
Боги, он хорошо выглядел. Демон был одет в черные джинсы с дорогим ремнем и черную, застегивающуюся на пуговицы рубашку, на ногах – также дорогущие ботинки. Его внешний вид, казалось бы, говорил: «Деньги и власть – я знаком с этим».
Когда он помог ей выйти, то наклонился и легонько поцеловал в губы.
– Ты действительно не хочешь вернуться в кровать?
Ее сильный демон оказался ненасытным. На самом деле – они оба.
Он был таким очаровательным, обожая, когда она покрывала поцелуями его лицо, чтобы выразить свою любовь, и содрогался от блаженства, когда она царапала ногтями его спину. Этим утром она застала его крутящимся возле зеркала, чтобы рассмотреть их.
– Знак хорошо выполненной работы, а? – с гордостью произнес он, блеснув сексуальной усмешкой, что заставило ее от восторга поджать пальцы на ногах.
Она была бы более чем счастлива вернуться в их кровать. Но этим утром она испытала приступ дискомфорта – не боль, только чувство, которое казалось не уместным для бессмертного. Это пробудило старую Сабину, ту, которая считала выживание делом первостепенного значения. Хотя она и имела намерение победить morsus, у нее был план Б.
Сегодня вечером она собиралась разыскать вампира, который смог бы перенести ее в Роткалину, если бы дело приняло опасный оборот…
– Сегодня ты выглядишь чертовски красиво, – произнес Ридстром, – я бы сказал это раньше, но онемел от твоего вида.
Ранее, когда он увидел ее спускающуюся по лестнице, он даже запнулся.
– Я думала, ты будешь более устойчив к моему наряду.
Хотя она и заплела волосы в косы, как всегда, она надела простой головной убор и накрасила веки специально для него более консервативно: темно синяя краска шла только полоской к вискам. Но ее юбка была короткой, ботинки – высокими, а бюстье из металлической сетки удерживалось на месте цепями, соединяющимися с воротником: двумя спереди и четырьмя, спускающимися по ее спине.
– Я не хочу, чтобы ты вновь считала меня консервативным и скучным, – демон, взяв ее за руки и разведя их в стороны, пробежал по ней глазами. – Буду ли я ревновать, если другие мужчины увидят тебя в этом? Без сомнения. Мои рога начнут расти прямо пропорционально первому брошенному на тебя взгляду. Но, кроме того, это заставит меня гордиться тобой.
Он обнял ее, прижав к себе, к своему теплу и аромату, заставляющему ее веки утяжеляться, глядя на него.
– Люди жалели меня из за того, что я так долго жил без своей женщины. Теперь я хочу всем показать тебя, и я хочу быть таким чертовски самодовольным, потому что все твое всегда было предназначено мне, – мне надо было просто дождаться своего времени.
В последние четыре дня, когда он говорил подобные вещи своим грубым голосом и смотрел на нее такими пронзительными глазами, она почти начала бояться, что он, возможно, слишком прекрасен, слишком замечателен, слишком хорош и внимателен, чтобы быть ее.
На этот раз она испытывала блаженство, находясь рядом с Ридстромом. Но, справедливости ради, у них не всегда все шло прекрасно. Во первых, он настаивал на ее уроках плавания, преподавая их в своем роскошном бассейне. Хотя в этом она с каждым днем становилась все лучше, она провела больше времени, хватаясь за него руками.
И он все еще пил варево демонов, ел стейки и высасывал маленьких ошибок богов под названием речные раки. Однако он всегда убеждался, что у нее есть овощи для еды и сладкое вино для питья. Он даже привез с собой одну бутылку сегодня на случай, если она не найдет напиток, который смог бы ей понравится, внутри бара.
Вспомнив о баре, Сабина переключила свое внимание на ветхую лачугу. Треснувшая неоновая вывеска горела, но надпись была неразборчивой.
– Так у этого места есть хоть какое то название? – Бар располагался на воде среди кипарисов и выглядел так, словно не раз испытывал на себе порывы сильного ветра. К нему был подведен сомнительного вида старый пирс. – Высохший Чертополох или что то вроде этого?
– Он просто называется «У Эрола». Теперь, как только мы зайдем внутрь, держись около меня, обещай мне.
Он был чересчур защитником.
– Я не могу пообещать тебе это, или на твоем кухонном полу появится очень много сухой глины.
– На нашем кухонном полу.
– Демон, если внутри что то пойдет не так, я не буду нуждаться в тебе, чтобы ты смог позаботиться обо мне. Я буду нуждаться в тебе, чтобы ты помог мне заботиться о нас.
На это он, казалось, не нашел, что ответить. Сабина развернулась и пошла в сторону пирса, оставив его с ошеломленным выражением лица. Крупный мужчина демон уже должен был изучить некоторые ее хитрые уловки.
Когда она стала идти на цыпочках, чтобы шпильки не застревали между досками, он спросил:
– Почему бы тебе не одеть что то с плоской подошвой и заставить это выглядеть как ботинки?
– Потому что то, что я ношу высокие каблуки, заставляет меня чувствовать себя сексуально.
– Чувствовала бы ты себя сексуально, если бы твой мужчина нес тебя?
– Я могу справиться сама, Король Очаровашка, – сказала она. – Если внутри действительно полно народу, будут ли там те, кого ты знаешь? Возможно, одна из тех демонесс, которых ты укладывать в кровать, вроде Дуринды? – добавила она, подразнивая его.
Когда он промолчал, она обернулась к нему:
– Я всего лишь шучу – я знаю, что ты не спал с ней. Подожди ка, почему ты выглядишь таким виноватым? – Почему бы Ридстрому казаться виноватым при упоминании о женщине? Внезапно у нее перехватило дыхание: – Ты не сделал… в лагере… ты не был с ней…
– Боги, нет! Но я сказал тебе, что не спал с ней. Но, видимо, тысячу лет назад или около того, я все же спал.
Облегчение волной накатило на Сабину.
– Ты сказал мне, что этого не было.
Он провел рукой по шее:
– Я… забыл.
– То есть, она напомнила тебе?
Когда демон неохотно кивнул, чародейка расхохоталась.
– Это не смешно, – грубо сказал он. – Это было чертовски неловко, – добавил он, но было заметно, что он тоже еде сдерживает улыбку.
Все еще смеясь, Сабина произнесла:
– Я отдала бы золотой, чтобы услышать тот разговор!
– Я предполагал, что ты будешь сердиться.
После очередного смешка она произнесла:
– Не из за таких забавных вещей. Эй, у меня есть идея! Может, нам создать базу данных и ввести в нее имена всех женщин, которых ты пробовал, так ты сможешь быть в курсе о каждой…
– Ты так думаешь, умная попка? – Он подхватил ее на руки. – Меня волнует только последняя запись.
Они преодолели оставшуюся часть пирса, смеясь.
Перед входом он поставил ее на ноги. Когда они вошли, Ридстром положил руку ей на бедро и расправил плечи, оглядывая всех высокомерным взглядом короля. Она обожала это.
Помещение было слабо освещено и переполнено. В углу старомодный музыкальный аппарат играл громкую музыку. На дальней стене висело зеркало в виде черепа с глазницами, в которых пылали свечи.
Место выглядело по своему очаровательно.
Они обошли стойку бара, за которой сидела пара поразительно красивых близнецов. Сабина предположила, что это ликаны, и они подтвердили ее догадку, заговорив с сильным шотландским акцентом.
– Проклятье, Ридстром, где ты ее нашел? – воскликнул один, вскочив со своего стула. – И она одета так же, как раньше одевались чародейки. – Он хрипло присвистнул.
Брат добавил:
– У девушки есть сестра?
Ридстром поприветствовал их прохладным кивком головы:
– Сабина, это – Уильям и Монро, солдаты Ликанов.
– У меня действительно есть сестра, – с жаром отозвалась Сабина, – вы полюбили бы ее, и уж она, конечно, обожала бы вас…
Но Ридстром увел ее прежде, чем она успела закончить, направляясь к единственному пустому столику. Поблизости сидели женщины с хриплыми голосами, играющие в кости. Все посетители выглядели пьяными или одурманенными.
Когда Ридстром пробормотал:
– Много ведьм, – Сабина быстро оглядела всех. И снова не нашла никого, ради кого стоило бы подниматься с кровати. Но одна их женщин привлекала внимание остроконечными ушами и сияющей кожей.
– Регина Лучезарная, – сказал демон, кивнув в ее сторону. – Она – часто напарница Никс во всех ее проделках.
Как только они достигли стола, и демон выдвинул для Сабины стул, стало совершенно очевидно, что он не решается отойти от нее, чтобы принести напитки.
– Иди, Ридстром, со мной все будет прекрасно.
Он наклонился, чтобы произнести ей на ухо:
– Только не говори никому свое полное имя и кем ты являешься, тогда у нас у обоих будет все прекрасно.
Ридстром неохотно оставил ее. Сабина впивалась взглядом в каждую женщину, провожающую его взглядом. Хотя он, казалось, не обращал на них никакого внимания.
Возле бара он обернулся и настороженно посмотрел на нее, проверяя, что с ней все в порядке.
Забыл гол Команде Зла? Попробуй забить хоть один Команде Сабины.
Он был невероятно мужественным. Ненасытен в кровати, на кушетке и в бассейне.
Она была мила с ним, стремилась угодить ему. Но старые привычки трудно искоренить. Каждый раз, когда Ридстром отпирал склад оружия, чтобы увидеть меч, Сабина делала себя невидимой.
И теперь у нее был код…
Это может быть опасным. Он привел Сабину сюда, потому что ей рано или поздно придется привыкнуть к этому обществу. А обществу Ллора – привыкнуть к ней.
Но у него была и другая причина. Бар «У Эрола» – превосходное место для получения информации. А Ридстром хотел узнать местонахождение Лотэра.
Когда Ридстром рассказал Сабине об условиях сделки, заключенной с вампиром, она сильно обеспокоилась. Лотэр мог попросить у него все, что угодно. В любое время.
– Что, если он потребует твоего первенца? Мы должны убить его!
– Нашего первенца. И я позабочусь об этом.
В баре Ридстром расспросил сначала близстоящих демонов бури, потом бармена, но каждый раз при упоминании Старого Врага все отрицательно качали головами.
Пока он ждал заказанных напитков, Ридстром смотрел на Сабину. Она сидела с врожденной грацией, небрежно оглядывая помещение янтарными глазами.
Такая чертовски красивая. И, конечно, он был не единственным, кто так думал. Мужчины вытягивали шеи, чтобы рассмотреть ее. Как он и предсказывал, его рожки удлинились. Он бросил несколько убийственных взглядов на некоторых из ублюдков, демонстрируя им, что эта женщина – его.
Но так ли это? По словам Сабины, у него оставалось только два дня, прежде чем они вернутся к этому вопросу. Он не настоял на разговоре прежде, потому что предположил, что, находясь рядом с ней в эти дни, сможет сделать так, чтобы она захотела остаться навсегда. Он делал все, что мог, и тем не менее чувствовал, что она ускользает…
Когда он принял у бармена ее вино и свой напиток, Регина закричала через весь бар:
– Йо, демон, кто эта маленькая шлюшка?
Ридстром выдохнул, поворачиваясь, чтобы вернуться к столу. Он заметил, что здесь находились ведьмы, которые плавали в его бассейне. Они, должно быть, узнали Сабину, потому что быстро попытались заткнуть Регину.
Хотя они что то шептали ей, Регина ответила громко:
– Сабина? Кто она, черт возьми? По мне, она выглядит как маленькая шлюшка.
Сабина медленно повернулась к Регине, Ридстром бросился к ней, поставив напитки на первый попавшийся столик.
– Я не шлюшка. Я – Королева Иллюзий, – представилась Сабина с мягкой угрозой, ее руки медленно поползли вверх.
Вот дьявол!
– Сестра Оморта? – Регина вскочила на ноги, опрокинув стул. Молнии рассекли небо снаружи, и Валькирия выхватила два коротких меча из ножен на спине. – Как вам понравились те безрукие демоны огня, которых я и Никс отослали вам? Получили ли вы ее записку?
При упоминании Оморта существа в баре начали понимать, кого именно Ридстром привел к ним. Он услышал бормотания и шепот о чародейке, и люди начали ретироваться к дверям.
Как только близнецы ликаны достигли выхода, один из них обернулся к Ридстрому:
– Чертовски плохо, демон, что кобылка оказалась бракованной.
Другой добавил:
– Разговор о получении и отправке какой то странный.
Ридстром встал между Сабиной и Региной.
– Валькирия, она со мной. Никс не хотела бы, чтобы ты боролась с Сабиной.
Поскольку Сабина уничтожила бы Регину.
Регина недовольно поморщилась:
– Должно быть, она действительно Чародейка. Никс вполне определенно сказала мне, чтобы я никуда не выходила сегодня вечером. – Валькирия пожала плечами, опытным движением убирая мечи за спину. Ее ярость так же быстро оставила ее, как и возникла, и ее внимание переключилось с Сабины и Ридстрома. – Эй, куда все идут? В центре показывают «Шоу ужасов Рокки Хоррора»! – Регина пробежала мимо них к выходу, ее друзья последовали за ней.
В считанные секунды все существа, находящиеся в баре, включая бармена, ушли.
Сабина оглядела пустое помещение с непонятным выражением лица.
Ридстром обнял ее, приподняв пальцем подбородок:
– Детка, я сожалею. Это займет какое то время.
– Ты шутишь? Мне очень польстили, – когда он с сомнением посмотрел на нее, она пояснила: – Ридстром, не забывай, я была воспитана там, где страх приравнивают к уважению. Все эти люди только что выказали мне огромное уважение.
Он все еще, должно быть, выглядел сомневающимся, потому что она добавила:
– Демон, я не пришла сюда с намерением завести дружбу. Ну, у нас все еще свидание?
– Конечно.
– И мы все еще находимся в баре Ллора?
– Да.
Она подошла к барной стойке и, подскочив, заглянула за нее:
– Так, что же мы имеем? – спросила она с усмешкой. – Напитки на вынос.
По дороге домой они ехали в уютном молчании, оба витали в своих собственных мыслях.
Ридстром говорил ей, что демоны любят хорошие машины, очарованы ими, и теперь она могла понять, почему. Аромат новой дорогой кожи окружал ее, сиденье было уютным и теплым, а огни приборов освещали его красивое лицо.
И в том, как он управлял машиной, чувствовалась невероятная уверенность. Он был хорош в этом, и он это знал. Боги, что то делало мужчину, столь уверенно ведущего машину, невероятно сексуально привлекательным. До этого она видела мужчин, управляющих только лошадьми и экипажами.
Остановившись на красный свет, он убрал руку с рычага переключения передач и положил ей на колено, как будто не мог выдержать и минуты, не коснувшись ее.
Знание того, что они возвращаются в свой дом, чтобы заняться любовью, отвлекло ее от каких либо переживаний. Она чувствовала силу Ридстрома, ощутимую и обнадеживающую. Он поклялся защитить ее, он хотел этого.
После того, как они займутся любовью, она собиралась рассказать ему о яде…
– Ты выглядела потрясающе сегодня вечером, – сказал он, его голос был хриплым.
– Ты тоже выглядел неплохо.
– Я на высоте?
– Демон, ты получил бы мое золото. Я гордилась тем, что нахожусь в твоих руках. Все это время. – Так как они были одни в пустом баре, Ридстром стал учить ее играть в бильярд. – Мне было весело.
Он усмехнулся ей:
– Даже при том, что мы никого не убили?
– Возможно, я делаю тебя мягкотелым, – проговорила она рассеянно, пристально глядя на изгиб его губ и ярко зеленые глаза. И вновь какое то чувство нахлынуло на нее, настолько сильное и внезапное, что это было похоже на удар.
Мне кажется, я люблю демона.
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:16 | Сообщение # 46

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 43

Позже ночью Ридстром сидел в своем кабине, глядя в стакан с варевом демона. Он оставил Сабину крепко спящей после того, как они занимались любовью столько раз, сколько он и не мог предположить.
Она сказала ему, что ей надо о чем то рассказать ему, но уснула. Он заметил, что ее лицо было бледным, и беспокоился, что утомил ее.
Иногда, когда она впивалась ногтями в его ягодицы, когда он брал ее сзади, он забывал, что у нее нет выносливости демонесс.
Это походило на то, словно он пытался привязать ее к себе с помощью секса, – потому что его другие попытки, судя по всему, потерпели неудачу. Хотя она казалась по настоящему счастливой, находясь рядом с ним, как сегодня вечером в баре.
Ридстром ощущал невероятную потребность в ней. И у него осталось только два дня до того, как ее сестра вернется за ней. Он нуждался в совете Никс, но за прошедшие несколько дней так и не смог определить, где она находится. У него был меч – пришло время выбрать стратегию и начать действовать. Все же он чувствовал, что ничего не сможет сделать, пока не закрепит союз с Сабиной – пока они не будут женаты и пока он действительно не сделает ее своей королевой. Это означало, что он должен признаться ей первым…
Одолеваемый сомнениями, Ридстром сидел, накачиваясь питьем демонов, как раньше делал его брат – за что Ридстром всегда осуждал его.
Как будто что то из этого теперь имело значение. Он был настолько чертовски жесток по отношению к Кадеону. И для чего?
Открылась боковая дверь.
Упомяни о демоне…
Вскоре после этого в комнату вошел Кадеон.
– Ты все еще похож на подогретое дерьмо. Но выглядишь лучше, чем в прошлый раз.
Хотя между братьями все еще ощущалось напряжение, сейчас все могло стать по другому. Прошлое отличалось от того, чему они верили, и Кадеон искупил свою вину.
Когда Кадеон сел на кушетку напротив него, Ридстром приподнял, предлагая, бутылку.
– Глоток, но не больше.
Ридстром налил темную жидкость в стакан, Кадеон принял его, понюхал, затем сделал глоток.
– Ты заставил меня обмочиться от беспокойства в прошлый раз.
Я тоже был обеспокоен.
– Я пытался связаться с тобой с тех пор.
– Я считался пропавшим без вести, – просто сказал Кадеон, – но сегодня я предоставлен самому себе и потому решил зайти. – Он изучал лицо Ридстрома. – Думаю, сейчас тот гребаный момент, когда я должен спросить, хочешь ли ты поговорить.
Ридстром издал горький смешок.
– Возможно, после еще одной бутылки.
– Когда ты начал накачиваться варевом демонов? – спросил Кадеон.
– А когда ты прекратил это делать?
– Больше никакой пьянки до потери сознания. Я несу ответственность, разве ты не слышал? Я связан.
Ридстром поднял стакан.
– Поздравляю, брат, – отсалютовал он, успокоившись, что между Кадеоном и его женщиной все уладилось.
– Именно поэтому я и пропадал. Был с женой в своем новом доме, который только что купил. Никс заявила мне, что я не могу продолжать и дальше жить в моей «пещере» с бассейном, которую делил с Роком, если я хочу, чтобы Холли была рядом.
Рок являлся демоном дыма – второй после Кадеона в их команде и отличный солдат, за исключением того факта, что постоянно куда то исчезал.
– А где Рок? Я не видел его.
– Сказал мне по секрету, что, вполне возможно, не один я угомонюсь, потом вспыхнул. И больше я его не видел.
Ридстрому было приятно видеть, что прыгающий из кровати в кровать демон остепенился.
– Я хочу тебя официально познакомить с Холли, – сказал Кадеон. – Поэтому пришел посмотреть, настроен ли ты на компанию. Было похоже, что у тебя уйма дел.
Никакого ребячества.
– Почему бы тебе не рассказать мне, что произошло, когда я был… отсутствовал.
– Ладно, – с присущей ему эмоциональностью Кадеон рассказал Ридстрому о поездке к Груту, о контрольно пропускных пунктах и почти смертельном спасении, об опасности при сражениях с призраками и демонами огня.
Но когда Кадеон стал рассказывать о своей жене, его поведение изменилось. Стакан с варевом был забыт на столе.
– Мы знали, какая она умная. Но кто предполагал, насколько сексуальным может быть математик?
– Как ты получил меч?
– Для этого я должен был отдать ее Груту. Думал, ты будешь гордиться мной, если я впервые в своей жизни принесу жертву. Я думал о тебе, о королевстве и о его жителях. Однако я планировать забрать ее, но ублюдок обманул меня…
После этого Кадеон рассказал все, что произошло. Ридстром мог только вообразить, как болезненно видеть лицо любимой женщины, считавшей, что ты предал ее.
Даже несмотря на то, что у Кадеона был план по ее спасению, Ридстром не знал, сделал бы он то же самое на его месте.
Кадеон сказал, что Холли… плакала.
Мой брат сильнее меня. Было трудно признаться в этом, но Ридстром оказался малодушнее в отношении Сабины – при мысли о том, чтобы расстаться с ней даже на день, его клыки начинали расти.
– Холли простила тебя?
– Почти. Она все еще напоминает мне об этом, когда чувствует себя плохо. Я воспринимаю это как признак супружества, – произнес Кадеон, выпятив грудь.
– Чувствует себя плохо? Ты же сказал мне, что она бессмертная?
– Ага, но она испытывает кое что, потому что, ну, чувствует это… А, проклятье, Ридстром, я обрюхатил ее.
– Ты скоро станешь отцом?
Боги помогите миру.
Я скоро стану дядей?
– Я сделал Холли ребенка, кажется, при первом же выстреле. Никс называет меня Точный выстрел и Налетчик на матку.
– Никс не была бы Никс без своих метких замечаний.
Месяц назад Ридстрому было бы нелегко смириться даже с мыслью, что его брат сделает ребенка Сосуду. Теперь он же был уверен: женщина родит воина окончательного добра.
– Вот почему сегодня вечером я предоставлен сам себе – Никс и Холли отправились покупать детские мечи или что то в этом роде. – Кадеон почесал затылок. – Я надеюсь, что они шутили, но с Валькириями разве можно знать что то наверняка?
– Что ты чувствуешь по поводу малыша?
– Сначала я был счастлив, потому что думал, что Холли придется простить меня, ведь я заполучил тайного союзника внутри нее, который поможет мне, – сказал Кадеон, все еще оставаясь в душе немного наемником. – Тогда я погорячился. Холли говорит, что я свожу ее с ума, и я представил, что будет, если вокруг станут бегать несколько Кадеонов.
– У меня есть личный опыт общения с одним. И мне его хватило.
В комнате возникла неловкая тишина. Ридстром пробормотал:
– Убедитесь, что панели целы, – и сделал глоток.
– Что?
Ридстром покачал головой:
– Ничего.
– Нет, скажи мне.
– Когда ты был маленьким и твои рожки росли, они настолько сильно чесались, что ты терся ими об стены. Нилсон и я смеялись, когда находили новые борозды три фута высотой вдоль стен всего главного зала. Мы никому не позволили заделать их. – Губы Ридстрома растянулись в улыбке, тут он заметил выражение лица Кадеона: – Почему ты так смотришь на меня?
– Ты говоришь обо мне. И это звучит так… словно ты меня любишь.
Что, черт возьми, Ридстром теряет?
– Меня почти сломало то, что я должен был отослать тебя.
Кадеон нахмурился.
– Тогда почему ты не навещал меня?
Это что, обида?
– Я использовал все возможности, какие только мог. По крайней мере, раз в неделю вначале. – Увидев во взгляде Кадеона недоверие, он добавил: – Я следил за тобой, удостоверялся, что у тебя есть все необходимое. Я не показывался тебе, потому что Зоя и Миа сказали, что я буду мешать тебе строить отношения с твоей новой семьей.
– Как насчет того, чтобы не отсылать меня вообще?
– После того, как Нилсон и наш отец были убиты? Потому что они нарушили обычай? Когда ты был маленький, я все еще не мог до конца осознать, что я – король. Я только что потерял своего старшего брата, который был моим лучшим другом. И моего отца. Получается, что и ты должен был находиться под угрозой? Я не мог вынести даже мысли об этом. Я безумно хотел забрать тебя, сестер и начать все сначала, повернуться спиной к войнам и убийствам.
Кадеон открыл рот в изумлении:
– Ты что, хотел отказаться от короны?
– Если бы была достойная замена – да. Спустя несколько лет у меня отобрал королевство порочный убийца. Я спрашивал себя, достаточно ли упорно боролся, или отпустил корону слишком легко. Чувство вины постоянно мучило меня… мучает до сих пор.
– Но корона была для тебя всем. Именно поэтому ты ненавидел меня все эти годы.
– Я никогда не ненавидел тебя. И корона не имела никого отношения к тому, почему я был строг с тобой. – Кадеон вскинул брови и Ридстром поправился: – Хорошо, имела, но небольшое. Но я был сердит в основном из за того, какую жизнь ты вел. Ты был эгоистичен и ни о чем не беспокоился. – Ридстром знал, что Кадеон не захочет обсуждать это. – Сабина сказала мне, что тебя бы убили, если бы ты отправился в Торнин. У Оморта было пятьсот воинов, ожидающих тебя.
– Сабина сказала тебе это?
– Она хотела хоть отчасти смягчить вражду между нами.
– Неплохо для столь злой сучки.
– Выбирай свои слова тщательно, брат, эта женщина скоро станет твоей королевой.
Как только Ридстром уже решил, что они поссорятся, Кадеон вскинул ладони вверх.
– Да. Ты прав. Извини. Но не стоит забывать, что она одна из причин, по которой я отказался от Холли. Я думал, что, заполучив меч, смог бы освободить тебя. Меня грызла изнутри мысль, что ты сидишь в темнице. Никс сказала, что чародейка будет… использовать тебя.
Чародейка это и делала.
Кивнув на опустевшую бутылку, Кадеон сказал:
– Ты прикончил ее, чего я никогда не ожидал увидеть, – ты готов рассказать, что случилось?
Ридстром вздохнул. И рассказал Кадеону почти все, за исключением ложной клятвы, закончив:
– У меня нет успехов с ней, как я надеялся. Я только и получил, что еще два дня.
– Слушай, я знаю, что я – последний человек, от которого ты хочешь получить совет, то ты не можешь вызвать чувство. Ты не можешь заставить ее полюбить себя.
– А что сделал бы ты?
– Ну, знаешь ли, сделай какую нибудь приятную чушь для нее. Купи ей вещи. Подумай о том, что ей нравится и что сделает ее счастливой, и сделай это. Она придет в твои объятия. А если нет, ты можешь спилить свои рожки ради нее. Цыпочки тащатся от этого.
Пристальный взгляд Ридстрома устремился на голову брата. Конечно же, Кадеон постригся.
– Зачем, черт возьми, ты сделал это?
– Холли хотела нормальной жизни, и я постарался дать ей нормальную жизнь. Она с тех пор ругала меня и запретила мне даже касаться моих «твердых, очень сексуальных рожков» снова. Затем обрисовала в общих чертах то, что собирается сделать с ними, как только они опять отрастут. Боги, брат, эта женщина зажгла мой фитиль, – тут он нахмурился: – Подожди ка. Ты сказал, что Сабина скоро станет моей королевой. Кто же, черт возьми, она сейчас?
Обманутая.
Начиналась буря не только снаружи дома, но и внутри него.
Ридстром решился признаться Сабине в своей клятве обмане. С тяжелым сердцем он поднимался в их комнату, оставив Кадеона допивать свой напиток.
Хотя он много трудился, чтобы завоевать ее доверие, Ридстром собирался разрушить все одним ударом. У него не было выбора. Каждый раз, когда она называла его «муж», ему словно нож вонзался в грудь.
Он сел рядом с ней на кровать.
– Сабина, есть что то, в чем я должен признаться тебе.
Она не ответила и не повернулась к нему, но ее тонкие плечи напряглись, сообщив ему, что она проснулась.
– Все, чего я прошу, – это чтобы ты попыталась понять обстоятельства. Ты сможешь сделать это?
Никакого ответа. Он положил руку на ее плечо и повернул к себе лицом. Она открыла глаза.
Они были наполнены кровью.
– Что это? Сабина, что происходит?
– Это… здесь, – ее слова были невнятными, кожа – мертвенно белой.
Он подхватил ее на руки. Сердцебиение зашкаливало.
Когда струйки крови потекли из ее ушей и носа, самый невероятный страх, который он когда либо испытывал, пронзил его.
– О, боги, что с тобой происходит? Скажи мне, cwena!
– Яд, – она задыхалась.
– Что ты говоришь? Как? Кто это мог сделать?
Ее спина резко выгнулась, руки вцепились в рубашку Ридстрома. Когда она закашляла, из ее рта пошла кровь.
Необходимо ей помочь…
– Кадеон! – взревел Ридстром.
Его брат стремглав взлетел по лестнице, ворвавшись в комнату с обнаженным мечом:
– Что, черт возьми?
– Сабина больна, где Никс?
– Я могу привести ее.
– Сделай это и потом встреть нас в Доме Ведьм…
– Н е е е т, – закричала Сабина, забившись в его руках. – Только не Дом Ведьм.
– Успокойся, детка, мы останемся. Успокойся… – Кадеону же он бросил: – Приведи Никс сюда. Если не сможешь найти ее, найди Марикетту Долгожданную. Или даже Теру Ясновидящую, она знает о ядах.
Без слов, Кадеон вылетел из комнаты. Ридстром услышал, как хлопнула боковая дверь, прежде чем послышался звук отъезжающего грузовичка Кадеона.
Ридстром положил ладонь на щеку Сабины и вздрогнул в растерянности, потому что ощущение было такое, словно он положил руку на открытый огонь. Но ее длинная ночная рубашка и кровать были ледяными.
– Держись ради меня, Сабина. Помощь придет.
Боль пронзила ее тело, узлом скрутив мышцы. Медный привкус крови заполнил рот. Кажется, будто ножом режут вены и вонзают его в мое сердце.
Ридстром продолжал расспрашивать ее, пытаясь понять, в чем дело, с ужасом глядя на кровь и покачивая ее на руках.
Она в мучениях задыхалась, ее глаза были закрыты. Она ошибалась. Нет никакого способа противостоять этому. Столь глупо и высокомерно было даже думать, что она окажется в состоянии пережить это.
И теперь она расплачивалась за это. Если Ридстром не сможет заставить себя сделать то, что должно быть сделано.
Ее тело сводило судорогой от невыносимой боли, в уме проносились видения, как она пьет яд. Да, опустошает стакан за стаканом… запивая жгуче черные гранулы, лежащие прямо на ее языке, глотая их.
О, боги, она может случайно отравить Ридстрома своей кожей, своей кровью. Надо предупредить его.
– Не надо… не трогай меня.
– Сабина, я должен отнести тебя кому то, кто сможет помочь!
Она яростно замотала головой:
– Никто здесь… не может!
Еще одна волна боли скрутила ее. Невероятные… неземные муки. Ее глаза резко распахнулись, когда безумный бег сердца прекратился.
Их взгляды встретились.
– Cwena, – прохрипел Ридстром, – твое сердце.
Все. В голове стало пусто. Ее веки в облегчении закрылись. Его жуткий рев разнесся по дому.
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:17 | Сообщение # 47

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 44

Ее долбаное сердце остановилось… она почти умерла. Ридстром никогда не забудет, что испытал, услышав легкий удар ее упрямо борющегося сердца.
Он сидел, прислонившись спиной к изголовью кровати, сжимая ее в руках и покачивая, оба покрылись испариной от испытываемой боли. Когда Сабина стонала, он бормотал:
– Я с тобой, детка. Я с тобой.
Всякий раз, касаясь ее кожи, он испытывал невероятную боль, поэтому непрерывно поглаживал ее по лбу и лицу, желая вытянуть это из нее.
Ее кашель с кровью прекратился, но он чувствовал, что еще ничего не закончилось. Он удерживал свою ярость в узде, чтобы быть в состоянии заботиться о ней.
Буря опустилась на дом: молнии освещали все вокруг, гром заставлял дребезжать стеклянные двери. С каждой вспышкой молнии лицо Сабины выглядело еще более бледным.
Когда Кадеон привел Никс в спальню спустя полчаса, пристальный взгляд Валькирии пробежался по лицу Ридстрома, как будто определяя уровень его самоконтроля. Он знал, что его рога были прямыми, а глаза – черными, но он держался.
– Что здесь происходит? – спросила она. – Все, что Кадеон сказал, было: «Ты когда нибудь хотела увидеть сцену из «Экцорциста» в реальной жизни»?
– Она больна, – отозвался Ридстром, – она сказала, что это яд. Ты знаешь все яды. Скажи мне, что делать.
В затемненной комнате иллюзии Сабины начали вспыхивать, безумно быстро сменяя друг друга, как бессвязная речь.
Никс подошла к кровати, наклонила голову.
– Синюшный оттенок губ.
Она перевернула руку Сабины. Бледная кожа была покрыта рванными красными полосами, словно ожогами. Они бежали по всей руке к ее ладони, образовывая букву «Х».
Никс резко отбросила руку чародейки, вытирая свои ладони о штаны.
– Она приговорена.
– Приговорена? О чем, к дьяволу, ты говоришь?
– Это – morsus, самый грубый яд, он вызывает невообразимую боль при выводе. Сабина должна была постоянно принимать дозу этого яда, чтобы не позволять ему действовать.
– О, боги, она пыталась вернуться к Оморту несколько дней назад… Я остановил ее.
– Тогда он – тот, кто дал ей его. Это имеет смысл – он использовал его, чтобы управлять ею в течение всех этих лет.
– Что будет с ней?
– Ты касался ее кожи? Ты чувствовал боль? – когда он кивнул, она продолжила: – Ты испытал, возможно, лишь незначительный процент того, что испытывает Сабина. Яд причиняет безумные муки. Как ошпариться и одновременно получить удар, как если бы твою кожу отдирали от твоих костей. Демон, это будет в тысячу раз хуже. Боль станет такой огромной, ее тело испытает такой сильный шок, что ее сердце не выдержит и остановится.
– Это уже произошло! – глубоко вдохнув, он попытался говорить спокойнее: – Что я могу сделать?
Никс печально покачала головой.
– Ей абсолютно ничего не поможет. Единственный, кто может спасти ее, это тот, кто ее отравил. Ридстром, ты должен быть готов. У Сабины будет один сердечный приступ за другим.
– Нет! Нет, кто то должен быть в состоянии помочь ей! – его голос сорвался, – Тера, Марикетта…
– Только подтвердят мои слова.
– Что насчет сестры? Она спасала Сабину прежде!
– Ах, Меланте, потенциальная Королева Убеждения. Исцеление другого – один из самых сложных процессов. А ее сила еще слаба и только проявляется непредсказуемыми урывками.
Ридстром уперся лбом в лоб Сабины, отчаянно пытаясь забрать ее боль себе.
– Должно быть что то, что я могу сделать для нее, – он пристально посмотрел на Валькирию, готовый даже умолять ее: – Никс, пожалуйста…
– Есть что то, что ты можешь сделать, Ридстром, если действительно беспокоишься о Сабине, – сказала она. – Убить ее прямо сейчас.
Между волнами лихорадочной агонии, накатывающими на нее, Сабина слышала, как Ридстром говорил с ней.
Осевшим голосом он умолял:
– Cwena, борись с этим ради меня. – Потом угрожал: – Что я буду делать без тебя? Ты не можешь оставить меня так! Я последую за тобой даже в проклятую богами могилу, Сабина!
И когда ее накрывала очередная волна боли, и она, откинув голову, кричала, он кричал вместе с ней со всей своей собственной болью и смятением, сжимая ее очень крепко, пока ее крики не затихали…
Иногда она слышала и другие голоса. Его брат часто находился здесь. Две женщины приходили и уходили.
Теперь она чувствовала Ридстрома, сидящего возле нее на кровати и поглаживающего ее волосы. Но новая волна… приближалась. И каждая последующая была хуже, чем предыдущая.
– Ридстром…
– Я здесь, Сабина, – он поцеловал ее ладонь, затем уткнулся в нее лицом. – Я здесь.
– Убей меня, – попросила она, когда остаточная боль обожгла ее тело. – Пожалуйста.
Его черные глаза сверкали в бешенстве.
– Никогда!
– Ты говорил… ты заботишься обо мне, – прошептала она, – но, если бы это было так… ты убил бы меня.
– Я ни хрена не забочусь о тебе! Я люблю тебя, Сабина! Ты говорила мне, что я нуждаюсь в тебе, – произнес он с отчаяньем, – я нуждаюсь. Я легко признаю это. – Он держал ее лицо в руках, казалось, скрепя зубами из за боли при контакте с ее кожей. – Мы будем бороться с этим вместе.
– Ты… любишь меня?
Она знала это, чувствовала каждую минуту, что была с ним. Но услышать это…
– О, боги, cwena. Ты забрала мое сердце. Все, что у меня есть, – твое. Только исцелись. Только не чувствуй больше боли.
– Тогда отпусти меня, – влажные завитки рыжих волос ореолом обрамляли лицо Сабины. – Пожалуйста. Я прошу тебя…
Он не мог слышать эти слова, не мог представить боль, которая заставила ее произнести их.
Она дернулась снова, выгнувшись дугой, на ее губах пенилось все больше крови, когда она кричала, снова и снова. Никс и Кадеон вбежали внутрь, ее тело резко опало.
Но глаза остались открытыми. Они ничего невидяще смотрели в пустоту.
Никс произнесла:
– Она не дышит, демон. Она ушла.
– Нет! – взревел Ридстром, тряся Сабину за плечи.
– Ридстром! – Кадеон схватил его за руку. – Она ушла, брат. Она хотела, чтобы ты позволил ей уйти.
– Никогда! – он сильнее встряхнул ее. – Ты возвращаешься, Сабина!
Веки Сабины дрогнули, тело свело судорогой.
Она жива.
– Нет… больше, – простонала в отчаянии Сабина, понимая, что не умерла. Она посмотрела на Ридстрома, как на предателя, прежде чем поникнуть в его объятиях без сознания.
– Ты только оттянул время до следующих приступов боли, – отметила Никс. – Демон, в следующий раз ты должен позволить ей уйти.
Нет, есть другой выход.
– Следующего раза не будет, – он посмотрел на Валькирию сузившимися глазами. – Ты знала, что это случится. Ты знала это еще в ту ночь, когда спрашивала меня, что бы я выбрал, если бы мне пришлось: свою королеву или свое королевство. И ты спросила не случайно. Я могу пожертвовать всей надеждой на одно, чтобы спасти другое.
– Ты так легко ответил, что выбрал бы свое королевство. Я была удивлена.
– Эй, погодите ка, – встрял Кадеон, – о чем, черт побери, вы оба говорите?
Ридстром спросил у Никс:
– Как я могу добраться до Торнина сегодня вечером?
– Это случится… м м м… не беспокойся.
– Если ты предвидела все это, скажи мне – она будет жить?
Никс уставилась в потолок, прежде чем ответить:
– Я не знаю о ней. Но ты можешь поговорить со своим приемником и объяснить ему, что вот вот должно произойти.
Ридстром кивнул, принимая смерть или что нибудь похуже.
– Ага, сообщи мне, что происходит.
– Я иду к Оморту за противоядием. Чародей, вероятно, убьет мне на этот раз, – произнес Ридстром с легкостью. – Кадеон, ты – мой наследник. Никс говорила мне, что это мой последний шанс вернуть корону. Но она не говорила, что у тебя не будет никакого шанса.
– Что за черт? – прокричал Кадеон. – Ни в коем случае! Нет уж, хрен!
– Это произойдет, брат, – отрезал Ридстром, – я не спрашиваю тебя, я тебе сообщаю.
– Хорошо, тогда мы сделаем это ловушкой, – проворчал Кадеон, явно борясь со своей вспыльчивостью. – Ты не можешь пойти туда без плана сражения.
– Ты рассказывал мне, что Грут разбил твои мысленные барьеры, словно кувалдой. Оморт тоже потребует, чтобы я открыл для него свое сознание. Я должен быть совершенно свободным от любого заговора, иначе я рискую ею.
Кадеон провел рукой по лицу.
– Если ты сделаешь это, то совершишь самоубийство.
– Я понимаю. Если я смогу спасти ее от этой боли… тогда я хорошо прожил свою жизнь.
– Никс! Скажи Ридстрому, что это – самоубийство.
Валькирия вздохнула.
– Если он хочет пойти на всех азиатских львов без нас, то кто мы такие, чтобы его остановить?
– Я не позволю тебе сделать это!
– Это уже сделано, – бросил Ридстром. – Никс, скажи мне, как добраться до Торнина.
– Способ добраться до Торнина уже на пути в Новый Орлеан. И она в бешенстве.
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:40 | Сообщение # 48

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 45

– Так что там с Майком Роу? – спросил женский голос.
Сознание постепенно возвращалось к Сабине, и она оказалась между приступами – в том мучительном затишье между воспоминанием о боли и ее ожиданием.
– Майк Роу? О ком именно ты говоришь, Холли? – переспросила другая женщина.
Это говорит Никс? Да. Что она делает в моем сне? Или я бодрствую?
– Актер? – эта Холли говорила медленно. – Из Грязной работенки. Кто добился запрещающего судебного решения против тебя?
Возникла пауза, после которой Никс произнесла:
– А! Да, ну, Микки и я разошлись после того, как я все таки заставила его дурачиться со мной.
– Через неделю после того, как я в последний раз видела тебя?
– Вчера вечером, если я правильно помню, – ответила Никс. – Он был достаточно ловким для человека, очень забавным. Но я забыла его номер телефона, когда он прижимался ко мне.
Как будто не в силах сдержать себя, Холли спросила:
– Почему?
– Я вспомнила, что я очень худая.
Сабина моргала, пытаясь восстановить свое туманное зрение, и увидела Никс в зоне отдыха спальни. Сабина покосилась на футболку Валькирии. На ней было написано: «РОДИВШАЯСЯ, ЧТОБЫ ЦВЕСТИ; ЦВЕТУ, ЧТОБЫ ПОГИБНУТЬ. G.S.»
Другая женщина, эта Холли, была в очках и с чопорными манерами. Она что, в мятой одежде?
– Кроме того, – продолжала Никс, – я должна была закончить это с Микки, так как покидаю город.
– Что ты имеешь в виду, говоря, что покидаешь город? – требовательно уточнила Холли, сворачивая и снова разворачивая одно и то же полотенце. – Я все еще не знаю, что мне делать в этом мире, и ты не будешь мне это объяснять?
– Кадеон может показать тебе все.
– Куда ты должна пойти, что это настолько важно, что ты отказываешься от меня?
– Тетушка Никсис исправляет «куда» на «к кому». Я направляюсь в Будапешт, исследовать одну группу бессмертных воинов, – объяснила она. – Они называют себя Лорды Преисподней. Если одно это название не заставляет тебя хотеть спариваться… – она заворчала, махнув рукой в воздухе. – В любом случае их надо обязательно испытать.
– И, говоря «испытать», что ты предполагаешь делать?
Никс издала смешок:
– Холли, как еще можно испытать мужчину? В самом деле?
Холли что то начала бормотать, но Никс перебила ее:
– Между нами, если они смогут справиться с Никсанатор, то я не оставила бы… – ее глаза скользнули к кровати и расширились. – Она не спит.
Никс подошла с Холли к кровати:
– Помнишь меня? Никс Всезнающая? А это – моя племянница Холли, – Никс указала на симпатичную блондинку, которая едва заметно кивнула. – Она жена Кадеона.
Никс поднесла стакан воды к ее губам, но Сабина резко отвернулась, чтобы спросить:
– Где… Ридстром?
– Мы, наконец, спихнули его куда подальше от тебя. Мы будем твоими сиделками этим вечером. Ридстром, Кадеон и множество демонов отправились на поиски твоей сестры, чтобы поохотиться на ее портал, – она внезапно засмеялась. – Я сожалею, в этой ситуации нет ничего забавного, но «поохотиться на ее портал» действительно звучит похабно.
Холли закатила глаза.
– Он приведет Ланте сюда, – наконец продолжила Никс, – затем он собирается перенести тебя к Оморту и просить о противоядии.
Сердце Сабины забилось быстрее, на этот раз от испытанного ею потрясения:
– Он не может пойти на это!
– Он решил пожертвовать собой ради тебя.
– Оморт убьет его… прочитает его мысли… обнаружит какой нибудь план атаки…
– Его там не будет, – спокойно произнесла Никс, – Ридстром рассчитывает на билет в один конец, Чародейка.
Сабина резко замотала головой:
– Ты не можешь… позволить ему сделать это!
– Попробуй остановить демона семь футов высотой, который безнадежно влюблен.
– Никс, – пробормотала Холли, – Сабина нуждается в чистых простынях. Они грязные, все в крови… кровь. – Ее рука метнулась ко рту, лицо сильно побледнело.
– У тебя опять утреннее недомогание? – спросила Никс. Когда Холли выскочила из комнаты, она закричала: – Мои боги, Холли уведи прочь от Сабины свой шум!
Сабине же Никс сказала:
– Я скоро вернусь. Кричи, если что то понадобится.
Сабина услышала, как уже у двери Никс пробормотала:
– Поохотиться на ее портал. Так рождаются футболки.
Сабина лежала, дрожащая и ошеломленная. Ридстром собирался пожертвовать всем ради нее.
Возникла идея, заговор. Сработает ли это? У нее было мало времени, прежде чем следующая волна накроет ее, – и есть ли у нее силы?
Она найдет силу, потому что, если он собирался спасти ее, она собиралась защитить его. Или, по крайней мере, дать ему средство защитить себя.
Сжав зубы, она скатилась с кровати, упав прямо на шикарный коврик. Она могла слышать Холли, блюющую в гостевой ванной комнате, и Никс, включающую для нее воду. У нее не было сил, чтобы скрыть себя иллюзией, но пока она могла слышать их, она будет в порядке.
Она выползла на животе из комнаты, иногда впиваясь ногтями в ковер, чтобы подтянуть себя вперед. Когда она, наконец, достигла зала, она прикинула бесконечное расстояние до кабинета.
Такая слабость… Но она двигалась, превозмогая боль. Ставя один локоть перед другим, безвольно таща за собой ноги.
Все время прислушиваясь к Валькириям, ползти, ползти. Только ее любовь к этому демону заставляла ее двигаться.
Она сплюнула кровью, подавляя кашель, передвинула ноги. Еще немного до двери в кабинет… затем наконец внутрь.
Она добралась до склада оружия! С усилием она вытянула шею, чтобы посмотреть на кодовый замок, до которого она должна дотянуться. С ее места на полу он выглядел столь же недосягаемым, как и луна.
Ридстром умрет, если ты не сделаешь этого!
С этой поощряющей мыслью она встала на колени, затем начала неуверенно подниматься на ноги. Должна достать его. Она была готова рухнуть обратно на пол. Не могу… не могу это сделать.
Позади нее появилась чья то тень. Сабина обернулась. Она прокляла судьбу, когда заметила Никс.
– Тебе что то нужно, Чародейка? А? – Валькирия набросила на ее плечи одеяло и стала возиться с чем то в кармане. Оружие! – Может быть викодин?
Сабине хотелось плакать.
– Что ты… хочешь сделать?
Она была так близка.
Как только до Сабины донесся звук открываемой входной двери, Никс произнесла:
– Ридстром с твоей сестрой.
Он уже вернулся?
– Никс, мне… надо…
– И он может найти тебя не в кровати.
– Сабина! – голос Ридстрома сотряс стены особняка.
Сердце Сабины было готово вот вот вновь остановиться. Она упала на пол, ошеломленная.
– Тебе нужен меч, Чародейка? Разве это не то, зачем ты пришла сюда?
Молча, Сабина слабо кивнула.
Никс вытащила гигантский шприц из своего кармана, держа его наготове. Поскольку Сабина смотрела удивленно, Никс тоже взглянула на шприц, будто понятия не имела, откуда он появился у нее в руке.
Валькирия почесала голову свободной рукой.
– А! – она улыбнулась, и ее лицо осветилось пониманием. – Я знаю, я пришла сюда сегодня сделать одно из двух: вколоть это в сердце или поиграть в Wii. Я забыла свою Wii. – Она пожала плечами.
Затем неожиданно воткнула иглу прямо в грудь Сабины.
С бешеными глазами Сабина, отчаянно втягивая в себя воздух, схватилась за торчащую из груди иглу и смотрела, как Никс с усердием набирает комбинацию на замке склада оружия.
– Адреналин продержит тебя в сознании еще какое то время, но не намного дольше.
Когда приливы силы начали протекать через тело Сабины, Никс отперла дверь и восторженно выдохнула, глядя на меч.
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:41 | Сообщение # 49

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 46

Ридстром уже начинал паниковать, бегая по дому в поисках Сабины.
Ланте следовала за ним, крича:
– Ты потерял мою сестру!
Его дыхание сбилось, когда он нашел в главном зале Никс с Сабиной на руках.
Валькирия уставилась на него:
– Что? Чародейка не может проверить, не потекла ли у нее тушь?
Он хотел было выхватить Сабину у Валькирии, но Никс остановила его:
– Полегче, демон. Она страдает. Не дергай ее.
Наклонившись, он взял Сабину, нежно обняв ее.
Сабина смотрела на него снизу вверх:
– Ридстром, пожалуйста, не делай…
Никс прервала ее:
– Достаточно об этом. Он хочет забрать тебя. Чувствуй себя счастливой, Сабина.
– О, боги, Аби! – Ланте бросилась к ней.
Сабина слабо потянулась к сестре и, не дотянувшись, опустила ядовитую руку.
– Ланте… останься со мной… независимо от того, что скажет Оморт.
Ланте покачала головой.
– Он заставит меня уйти.
– Ты можешь быть… убедительной.
Почему то Ланте широко распахнула глаза. У Ридстрома не было времени, чтобы оценить ее реакцию, потому что Сабину накрыла новая волна боли, и она напряглась в его руках, закрыв глаза.
– Ланте, у нас нет времени, – сказал он. Он потратил часы, прежде чем нашел ее, бродящую по улицам в поисках Сабины. – Мы идем к порталу прямо сейчас.
У парадной двери ждал Кадеон со своей женой Холли, которую Ридстром прежде видел только мельком. Ридстром был уверен, что заметил, как она смотрит на Кадеона с беспокойством и любовью в глазах.
Кадеон сделал шаг вперед, вставая на пути Ридстрома.
– Позволь сестре чародейки забрать ее. Нет никакой причины самому так рисковать.
– Я уже говорил тебе, – отрезал Ридстром, – что не буду разлучаться с Сабиной.
– Моя команда соберется здесь в считанные минуты. Мы последуем за тобой.
Ридстрома поразила мысль, что он, вероятно, больше никогда не увидит Кадеона.
– Нет. Не сегодня, – сказал он ему торжественно. – Кейд, ты можешь организовать войну в будущем.
– Это может быть уловкой, чародейка могла заставить нас видеть все это. Она заманивает тебя в ловушку для Оморта. Снова!
Ланте вскричала:
– Она умирает! Разве ты не чувствуешь запах крови?
Кадеон проигнорировал ее.
– Ридстром, дай мне комбинацию к складу с оружием. Сегодня вечером я использую тот меч. – Заметив непреклонное выражение на лице брата, Кадеон взмолился: – Тогда ты возьми его. И спрячь.
Никс нетерпеливо заявила:
– Это не сработает. Оморт будет знать, что Ридстром скрывает.
Кадеон покачал головой:
– Должен быть другой путь.
– Поставь себя на мое место, – посоветовал Ридстром, – представь, если бы это была Холли, умирающая от боли.
После этих слов Кадеон стиснул зубы. С резким проклятием он отступил, в отчаянии врезавшись плечом в дверной косяк.
Направляясь вперед, Ридстром оглянулся:
– Ты будешь великим королем.
Кадеон встретился с ним повлажневшими глазами:
– Я не хочу быть чертовым королем! И я не хочу терять брата, как раз тогда… когда ты уже не ненавидишь меня.
– Я никогда не ненавидел тебя, – сказал Ридстром, затем резко добавил: – Я люблю тебя, брат. И я горжусь человеком, которым ты стал.
С Сабиной на руках и Ланте, подталкивающей его сзади, Ридстром шагнул сквозь ровный портал прямо в зал Торнина.
Сразу же он заметил Оморта на своем троне.
– Что это, Меланте? – резко бросил чародей.
Зал был почти пуст и даже более отвратителен, чем раньше. Повсюду валялись тела, в зловонии жужжали мухи. Полуживые существа стояли вдоль стен.
Ридстром вынудил себя проигнорировать все это; только одна вещь сейчас имела для него значение. Не колеблясь, он направился к возвышению. Сабина корчилась в его руках, ее пальцы сжимались от боли.
Но Оморт остановил его взмахом руки, заставив замереть на месте.
– Демон пришел ко мне? – Оморт улыбнулся, его глаза были безумны. Ланте он велел: – Ты уходи. Немедленно!
– Брат, посмотри на нее! – Ланте зарыдала. – Она умирает! Ты не можешь позволить ей умереть! Пожалуйста!
– Ее сердце уже остановилось, – сказал Ридстром. – Она умрет через считанные минуты…
Оморт подался на троне вперед.
– Открой для меня свои мысли, демон. Сейчас же!
Ридстром сделал это, желая, чтобы чародей увидел правду: все, чего он хотел, это чтобы Сабина была в безопасности.
– Мне сказали, у тебя есть противоядие, которое излечит ее. Это все, чего я ищу.
– У тебя действительно нет никакого плана? Никакой уловки. Ты просто хочешь, чтобы твоей маленькой женщине было хорошо. Потому что ты любишь ее? – Оморт издал горький смешок. – Я, возможно, не мог наказать тебя больше, потому что любовь к ней не принесла мне ничего, кроме страдания.
– Если ты любишь ее, помоги ей.
– Подожди… в твоем разуме есть еще кое что. Сабина, открой глаза. – Через некоторое время она моргнула, открывая их. – Ты столкнулась с предательством того, кто поклялся никогда его не совершать. Демон обманывал тебя. Вы не женаты. Он солгал о клятве. Вместо того, чтобы поклясться защищать тебя, он поклялся причинить тебе боль.
Сабина посмотрела на Ридстрома, кровавые слезы выступили на ее глазах.
– Глядя на твое лицо, сестра, думаю, он сдержал слово.
Ридстром не отрицал этого.
Ах, боги, нет. Она хотела быть его женой… и не была ею. Он лгал?
Нет, соберись, Сабина.
Она разберется с этим позже. Прямо сейчас она строила заговор, и новая волна боли вот вот должна была наступить. Как только передышка закончится, она не сможет продержаться дольше.
Сабина знала, что эта волна будет последней…
Оморт продолжил:
– Хотя твое предательство вполне соотносится с предательством Сабины, демон. Она собиралась убить твоего малыша. Собственного ребенка. Так ведь, Сабина? Она и я планировали пожертвовать им, чтобы отпереть колодец. Именно поэтому она так рьяно пыталась соблазнить тебя.
– Я не верю этому, – сказал Ридстром, – и ты никогда не убедишь меня в этом.
– Оморт, мы можем сделать это позже, – закричала Ланте, – сейчас ей нужен morsus!
– И я дам ей его, когда ты и демон умрете! Прежде я прикончу тебя.
Слезы Ланте высохли. Ее глаза вдруг стали холодными.
– Нет.
– Что ты такое говоришь мне? – его слова исходили злобой.
– Я сказала ты не сможешь использовать колдовство.
После этого приказа Ланте Сабина молча взмолилась: «Пожалуйста, пусть это позволит выиграть время. Счет идет на секунды…»
Сабина была изумлена так же, как и Оморт, когда он, вскинув руки, чтобы наказать Ланте, почувствовал, что его ладони холодны.
Ридстром напрягся рядом с ней.
– Что это? – проревел Оморт, на его виске запульсировала вена. Холодные желтые глаза потемнели, когда он двинулся к Ланте. – Я заставлю тебя сгореть, Меланте!
– Больше не приближайся ко мне.
Оморт резко остановился, уставившись на Ланте в замешательстве.
– Стража! – позвал он бессмысленных полуживых существ.
Они двинулись от стены как один, окружив их со вскинутыми наизготовку мечами.
Ланте обернулась к ним и звенящим голосом приказала:
– Деритесь только друг с другом.
Когда они стали сражаться между собой, Ланте бросилась к двойным дверям зала, забаррикадировав их огромным засовом, чтобы выиграть время.
Вот это моя сестра…
– Нет! – завопил Оморт. – Демоны!
– Не призывай их! – зашипела Ланте, и Оморт затих.
Но с этим приказом Сабина ощутила, что силы Ланте на исходе.
Ридстром выглядел ошеломленным, даже больше. Сабина зашептала:
– У меня кое что есть для тебя, демон. – Трясущимися руками она откинула край одеяла, в которое Никс укутала ее, и показала ему меч, лежащий вдоль ее тела. Она спросила Валькирию: «Почему ты это делаешь? Ради твоей армии? Или ради Ридстрома?», и Никс ответила: «Возможно, я делаю это ради тебя».
– Сабина, я не…ты же больна.
– Да, но Никс сделала мне укол… чтобы у меня были силы передать тебе это. Он перестает действовать. Ты должен использовать меч, чтобы убить Оморта…
– Но кто тогда даст тебе противоядие?
– Ведьма поможет, но только после того, как Оморт умрет. Нет… времени, Ридстром. Силы Ланте слабы… Хеттия может прийти и отменить ее команды.
– Но, если я уничтожу Оморта, я рискну тобой. Нет времени, чтобы…
– Ты можешь сделать это. Ты должен. Уничтожь его навсегда. Это – твоя обязанность…
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:42 | Сообщение # 50

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 47

Это была уловка? Сабина предупреждала его ранее, снова и снова. «У меня всегда есть план, – говорила она, – со мной все не так, как кажется».
Это был его шанс уничтожить Оморта, и, забирая у нее меч, он невольно подумал, не симулировала ли она свои чувства к нему.
Нет. Он знал свою женщину, и все в нем говорило, что она ответила на его любовь.
– Сабина…
– Убей сначала… разговоры потом. Пожалуйста.
Он серьезно кивнул, затем повернулся к Ланте:
– Подойди, возьми Сабину.
Она поспешно сжала Сабину в руках.
– Если твои силы вернулись, ты должна будешь вылечить ее, – сказал Ридстром.
– Я не могу, демон. Я пыталась. Я не могу помочь Сабине и не могу остановить демонов огня, которые в конце концов разнесут эту дверь. И я не могу заморозить Оморта, чтобы помочь тебе его обезглавить. Я запретила ему использовать колдовство, но он все еще может бороться с тобой.
Ридстром схватил меч, поднимаясь, чтобы убить чародея. Желтые глаза Оморта, казалось, вылезли из орбит при виде оружия.
– Как ты получил его внутри замка? Сабина? – На секунду его взгляд стал опустошенным, прежде чем вновь вернулось сумасшедшие. Ридстрому он сказал: – Ты вынудил ее сделать это. Она по своей воле никогда бы не предала меня.
Из своих ножен Оморт вытянул меч с мистическим лезвием, пылающим огнем.
– Даже без моего колдовства я все еще могу получить твою голову! Я с нетерпением жду нашего боя, я буду сражаться за нее.
Я тоже.
– При любых других обстоятельствах я наслаждался бы, убивая тебя, – ответил Ридстром, наступая на Оморта, – но поскольку я не рассчитывал на эту битву, у меня нет столько времени.
Никогда он не мог предположить, что будет сражаться с Омортом не ради своей короны, а ради жизни женщины, которую любил.
Они начали кружить друг напротив друга; сначала ударил Оморт, но Ридстром легко отклонил его выпад своим мечом, звонко ударив по лезвию чародея.
– Мой брат Грут и правда сделал этот меч, – сказал Оморт, – мое оружие обычно разрубает простой металл.
Он атаковал еще раз, двигаясь с невероятной скоростью.
Ридстром снова отразил его удар. Оморт на удивление был хорош так же, как и почти тысячелетие назад. Он был быстр, его глаза ничего не выражали. Он никак не выдавал свои движения.
И снова они закружили, выискивая друг у друга слабые места. Оморт сделал выпад, желая добраться до спины демона. Ридстром развернулся, вновь блокируя удар.
Чародей имел навыки и технику, но и Ридстром – тоже. И он мог подавить скорость Оморта своей силой.
Меч Ридстрома столкнулся с мечом Оморта, демон вложил в удар всю свою силу, из за чего оружие чародея затряслось, едва выдерживая его беспощадную мощь.
Снова и снова их мечи сталкивались. И тут Ридстром изловчился, застав Оморта врасплох, и нанес удар, попав в цель. Оморт пошатнулся, тело его ослабло.
Как раз в то время, когда Ридстром замахнулся, чтобы покончить с этим, Оморт сорвал с себя плащ и накинул на голову Ридстрома.
Ничего не видя, Ридстром отпрыгнул назад, скидывая с себя материю, и только чудом избежал смертельного удара Оморта. Но огненное лезвие проскользнуло вдоль рубашки Ридстрома, оставив обожженную линию у него на груди.
Чародей двинулся вправо, стремясь добить соперника. Ридстром перехватил руками меч и, описав лезвием дугу, нанес косой удар.
Точно в цель. Голова Оморта покатилась по полу. Его тело рухнуло на колени, прежде чем резко завалиться на бок.
Нужно добраться до Сабины.
Но Ридстром не мог повторить ошибку, которую допустил в прошлый раз. Он заставил себя подождать, не начнет ли вновь биться сердце чародея.
Этот момент кажется более бесконечным, чем все девятьсот лет, что я ждал этого…
Чародей не ожил. Стена с висящими табличками задрожала, соглашения падали вниз, разбиваясь. Со смертью своего владельца полуживые существа призраки рухнули на пол, корчась в агонии.
Ридстром в знак благодарности отсалютовал мечом, глядя на Сабину. Оружие выполнило свою задачу.
Ланте пробормотала:
– Больше не Бессмертный.
Внезапно высокие двери зала начали накреняться: в них бились демоны огня, желая проникнуть внутрь. Ридстром бросился к ним, готовясь еще к одному поединку.
Через плечо он спросил Ланте:
– Все еще ничего?
– Нет, но если мы выберемся отсюда живыми, то сможем добраться до Ведьмы…
Двери задымились, потом загорелись. Вскоре остальные воины Правуса, главным образом, демоны огня, ворвались внутрь и замерли, заметив обезглавленного Оморта, который валялся у подножья трона.
И тут у демонов огня возникло желание захватить замок. Они окружили Ридстрома, поднимая ладони, пылающие огнем. При таком количестве огня они могли убить его. Слишком много…
Ридстром услышал, как Сабина закричала от очередной волны боли.
Внимание демонов переключилось с Ридстрома на что то позади него.
– Нужна помощь? – поинтересовался Кадеон.
Ридстром обернулся и увидел брата и всю его команду наемников, жаждущих крови.
Внезапно Ридстром догадался: со смертью Оморта Кадеон вновь обрел способность телепортироваться. И он переместил своих ребят сюда.
Как только наемники напали, Сабина снова закричала. Ридстром убивал всякого, вставшего у него на пути к ней. Достигнув ее, он убрал меч в ножны, потом стал покачивать ее на руках. Она была без сознания.
Ланте произнесла:
– Мы должны найти Ведьму! Она единственная, кто сможет вылечить ее.
Ридстром бросился с Сабиной из зала. Через плечо он крикнул:
– Кадеон! Я забираю ее, чтобы найти помощь!
– Конечно! – отозвался его брат, со всей своей мощью бросаясь на противников. – Я уже имел дело с этими ублюдками! И жажду крови демонов огня!
Ланте бросилась за Ридстромом, когда он рванул к выходу.
– Демон, направляйся в основную башню…
Она резко замолчала. Ридстром обернулся и увидел, что она лежит на полу. Хеттия с горящими глазами напала на нее, блокируя ей доступ к двери.
– Ты и твоя сестра заплатите за все!
Ланте схватила меч у упавшего призрака.
– Возьми Сабину! Ищи!
Ридстром бросился вниз по лестнице, потом вспомнил, что вновь может перемещаться. Он телепортировался с Сабиной внутрь замка. Но повсюду были комнаты, соединяющиеся лабиринтом коридоров. Он повернулся кругом, ревя:
– Ведьма, где ты, черт побери?
– Здесь, – крикнула она.
Он двинулся на ее голос в комнату, которая очень сильно напоминала лабораторию отравителя. На длинных столах лежали вскрытые существа, стояли забродившие зелья, дымящиеся микстуры. Крылья летучих мышей и лапки лягушек свисали с потолка.
Ведьма, однако, выглядела совсем не так, как он ожидал. Вместо старой карги перед ним стояла симпатичная молодая эльфийка с черными волосами, которую он раньше заметил сквозь наложенные чары.
И она собирала вещи.
– Спаси ее, – прохрипел Ридстром, – ты должна спасти ее.
Не глядя на него, она поинтересовалась:
– И почему это я должна?
– Потому что я победил Оморта. И думаю, именно его смерть освободила тебя.
– Ну, это верно, – она встретила его пристальный взгляд. – Я ждала пятьсот лет, чтобы освободиться от проклятия чародея. Положи Сабину на стол.
Перегнувшись через стол к сейфу, она достала два ящичка и открыла первый. В нем лежал пузырек с черной жидкостью.
Ведьма протянула ему противоядие. Ридстром поддержал Сабину и поднес пузырек к ее бледным губам. Он посмотрел на Ведьму.
– Ты клянешься, что это вылечит ее?
– Вылечит ее от morsus? Да, я клянусь в этом. Но я не могу помочь ей с ее стервозностью.
Он угрожающе нахмурился ей в ответ, затем капнул жидкость на губы Сабины.
Ожидание…ничего.
– Почему ничего не происходил? – резко спросил он.
Ведьма покачала головой, сбитая с толку.
– Уже должно было сработать. Скорее всего, слишком поздно.
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:43 | Сообщение # 51

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 48

– Ее щеки порозовели? Она оживает?
Сабина услышала измотанный голос Ридстрома, постепенно приходя в себя.
– Да. – Это Ведьма? – Полагаю, чародейка готова извлечь выгоду из твоего беспокойства.
Когда Сабина пробормотала имя Ридстрома, он выдохнул:
– Боги, cwena. Я здесь, с тобой.
Открыв глаза, она увидела его свирепое лицо, однако демон с нежностью смотрел на нее. Он провел костяшками пальцев по ее щеке.
Ведьма пробормотала:
– Я оставлю вас одних.
– Подожди, – окликнула ее Сабина. Кто эта женщина, говорившая, как Ведьма? Действительно ли это Ведьма? – Где противоядие для Ланте?
– Я оставила ее пузырек на столе рядом с яичками носорога.
– О. – Свобода. Они наконец то свободны от Оморта. От яда, который осквернял их кровь. И Ведьма, очевидно, так же была свободной. – Как ты… стала другой?
– Оморт украл мой дар предвидения, проклял меня, обрек на жизнь старухи в этой дыре. Все из за предсказания, которое я дала ему: что он влюбится. По крайней мере, так, как он был способен любить. Сабина, твой брат не искал тебя для демона, он искал тебя для себя. Но как только я увидела тебя, меня посетило видение, что ты и король демонов поженитесь, и у вас будет сын, который сможет открыть колодец.
– Но не так, как говорил Оморт?
– Ни в коем случае. Оморт использовал пророчества так, как было выгодно ему, он даже сам начинал верить своей лжи. Теперь, если не возражаешь, я должна найти портал. Я уже пятьсот лет опаздываю на свидание.
– Но подожди…
– Наверху все еще продолжается сражение, чародейка. – И Ведьма бросилась вон из комнаты.
Сабина повернулась к Ридстрому.
– Перемести меня к моей сестре.
Тут же они оказались в зале. Но Ланте уже убила Хеттию и пинала ее безжизненное тело, приговаривая:
– В течение многих столетий я терпела твое дерьмо! День за днем!
Это – моя сестра…
Сабина заметила, что Ридстром смотрит на своего сражающегося брата, разрываясь между желанием быть с ней и помочь ему.
– Я должен идти к Кадеону.
– О нет, демон, ты не пойдешь. – С сердитым взмахом руки Сабина сделала наемников невидимыми для демонов огня. – У нас есть вещи, которые необходимо обсудить.
Кадеон заорал:
– Черт, да!
Ридстром несколько минут наблюдал за радостно убивающим Кадеоном и облегчающей душу Ланте.
– Думаю, мы им не нужны.
Он снова убрал меч в ножны, затем вместе с Сабиной переместился из зала на балкон ее комнаты, выходящий на море.
Ридстром поддержал ее после телепортации. Сабина посмотрела на него:
– Ты не поверил Оморту о колодце и жертве? В то, что я была частью этого плана?
– Конечно, нет. Так же как я не верю и в то, что это было частью какого то заговора, который ты придумала заранее. Прошлая неделя была настоящей.
– Как и наш брак?
Выражение лица Сабины оставалось непонятным, ее глаза в волнении горели синевой. Он не мог предугадать, что она сделает, узнав о его обмане, понятия не имел…
Быть так близко ко всему, о чем он только мечтал.
– Оморт солгал?
Ридстром провел рукой по рту:
– Я… сwena…
– Ты не можешь называть меня так, не правда ли? Я не твоя королева. Что ты обещал той ночью? Что ты говорил мне с таким торжеством?
– То, что я найду способ отомстить тебе.
Ее брови сдвинулись, нижняя губа задрожала.
Сердце Ридстрома упало.
– О, боги, Сабина. – Она была сокрушена. Так и должно быть. Вести себя так, будто он был ее мужем…
– Демон, я… – она покачала головой, с трудом сглотнув, – так горжусь тобой. – Ее глаза затуманились. – Ты преодолел это в одиночку.
Он с удивлением улыбнулся.
– Ты не… ты….
Он крепко сжал ее.
– Ну, это действительно возмутило меня сначала. Но, к счастью для тебя, я не железная. Когда кто то решает пожертвовать ради меня своей жизнью, я могу прощать.
– Я сделал бы это с удовольствием, Сабина. В любое время.
– Да. Я так же поняла, что могу использовать это всю вечность. Подумай о рычагах давления, демон. – Наигранно невинным голосом она произнесла: – Почему это ты считаешь, что неправильно вводить день мини юбок в нашем королевстве? Разве ты не помнишь, как обманул меня о своей клятве?
Он обхватил ее голову руками.
– Сделай это, используй это, дави на меня, упрекай меня. Все время, что ты остаешься со мной.
– У меня нет выбора, так как я, кажется, нечаянно влюбилась в тебя.
Между его бровями залегла складка.
– Я тоже люблю тебя, чародейка. Я хочу прямо сейчас исправить отсутствие брака между нами.
Она положила ладони на его лицо.
– Это хорошо, потому что мне нужны все полномочия, чтобы серьезно изменить тут все. О, и на этот раз сделай это на английском.
 
Дата: Среда, 05.07.2017, 12:44 | Сообщение # 52

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Эпилог

Два месяца спустя. Новый Торнин. Королевство Роткалина.

– Словно отобрать конфеты у ребенка, – воскликнула жена Ридстрома, скидывая со своего плеча сумку, наполненную похищенной добычей.
Ланте ей поддакнула:
– Словно ловить рыбу в бочке!
Сабина и ее сестра до сих пор не заметили Ридстрома, спокойно сидящего на своем троне в пустом зале. Ланте создала свой портал здесь – в месте, в котором, как предполагалось, сегодня никого не должно быть. Но Ридстром рано закончил с проектированием строительства и пришел сюда просто расслабиться и насладиться видом отремонтированного зала, пока его жена не вернулась из «похода по магазинам».
– Ваш шопинг прошел удачно? – спросил он набирающим силу голосом.
Сабина и Ланте замерли на месте, затем медленно повернулись к нему.
– Надеюсь, вы заплатили за все это.
– Дьявол, – пробормотала Ланте, – я буду в своей комнате. – Она бросилась из зала.
Сабина пришла в себя и подошла к нему.
– Мы не заплатили за это деньгами как таковыми. Но мы заплатили изменением судьбы.
– У кого вы украли это?
– У наполовину демона, о котором нам рассказывала Никс. Наркобарон из Колумбии.
Ридстром сцепил перед собой руки.
– И зачем вы сделали это?
– Она сказала, что мы должны «поиметь его». Так как я должна ей за помощь в трудной ситуации, то решила, что могу оказать ей такую любезность. Это раз. И мы не думали, что ты будешь сходить с ума, если обкрадем плохого парня. Это два.
– Я и не схожу. Но я в бешенстве, что ты подвергала себя опасности.
– Никто не видел нас! Ланте даже применила чуточку убеждения, просто чтобы удостовериться, что мы будем в большей безопасности.
Ридстром вздохнул.
– Тогда позволь мне посмотреть, что ты получила.
Он никогда не мог долго сердиться на нее – не тогда, когда она была настолько довольна им и их новой жизнью вместе.
Когда она устроилась у него на коленях, Ридстром обнял ее, и она с гордостью продемонстрировала ему сумку древних золотых монет.
Конечно, это не было первым ограблением его маленькой королевы с тех пор, как они поженились. И он знал, что оно не будет последним.
Впрочем, ей все сходило с рук. Все в Ллоре знали, что если кто нибудь задел бы хоть волосок на ее голове, то имел бы дело с обезумившим демоном ярости, жаждущим крови. Сабина в полной мере пользовалась этим обстоятельством.
– Это – достойное ограбление, – сказал он.
– Ланте и я точно походим на Робин Гуда, – кивнула она со смехом, сверкая глазами цвета янтаря. – Кроме того, что мы не отдаем это бедным.
– Теперь будешь. Я забираю сорок процентов из этого. – Когда она недовольно заворчала, он добавил: – Или мы могли бы использовать это, чтобы построить еще одну новую дорогу.
Каждый день по королевству разносились стук молотков и звук строительства зданий. Его люди опять начали процветать.
– Только подумай, ты сможешь помочь нам выбраться из средневековья. – Из шестнадцатого столетия. Но они делали это очень медленно. – И мы могли бы даже назвать главную улицу в твою честь.
Люди, конечно, не стали бы возражать. Они любили свою веселую и умную королеву, которая помогла своему королю победить злого тирана и которая всего лишь хотела немного золота.
Она закусила нижнюю губку.
– И одну в честь Ланте?
– Конечно.
– Ты думаешь, я не знаю, что ты манипулируешь мной?
– Да. Но я также думаю, что тебе это нравится. – Он привлек ее ближе, наслаждаясь ее запахом. – Между прочим, приходил Пак, сразу же после того, как ты уехала утром.
Мальчик жил с Дуриндой и ее мужем, но Сабина виделась с ним каждый раз, когда хотела, потому что он и его новая семья вернулись в Роткалину, как и многие беженцы, а также семьи других фракций Ллора.
– Пак расстроился, что тебя нет, поэтому я показал ему подарки, которые ты собиралась послать Дуринде.
Целая барабанная установка и годовой запас сладких конфет. Демонесса полюбит их.
Так как Ридстром и Сабина переехали в отреставрированный замок, у них постоянно были гости. Старые друзья и надежные союзники. Даже Миа и Зоя, младшие сестры Ридстрома, приехали к ним и остались до весны.
– И Кадеон закончил с работой, – продолжил Ридстром. – Я пригласил его и Холли на обед.
– Сегодня? – Сабина вздохнула, хотя Ридстром знал, что ей невольно нравились родственники со стороны супруга. – Великолепно. На всем протяжении обеда мне придется наблюдать, как Холли борется с тем, чтобы не выплюнуть обратно все, что она съела.
Безжалостная тошнота Холли не была удивительна, так как теперь все знали, что она носит близнецов Кадеона. Двух воинов окончательного добра.
Сабина продолжила:
– В прошлый раз, когда они были здесь, Кадеон следовал за ней повсюду, как будто она сломается. Он сносил ее на руках вниз по лестнице, хотя там было всего три ступеньки. Тебе лучше не делать ничего подобного, когда мы решим завести ребенка.
Ридстром и Сабина, прежде чем родить малыша, решили подождать, когда в их королевстве все наладится. Они посчитали, что у них в запасе много веков, и немного отложить этот вопрос не будет иметь особого значения. Особенно сейчас, когда Ридстром получал неописуемое удовольствие, защищая свою маленькую королеву, тем самым балуя ее.
– Чародейка, ты знаешь, что я буду еще хуже.
– Тогда жди, что я стану смеяться над тобой. Этого не избежать.
Существовала еще одна причина, которая повлияла на их решение. Как выразилась Сабина: «У нас не будет никаких первенцев, демон, пока этот вампир Лотэр не будет пойман». Удивив Ридстрома и тем самым преподнеся ему неожиданный подарок, Сабина использовала много своих драгоценностей, чтобы заплатить наемникам Кадеона для выслеживания Старого Врага.
Команда уже напала на след, и поимка хитрого вампира была лишь вопросом времени.
Когда Ридстром опустил сумку с золотом Сабины на пол и развернул ее в своих руках, она сказала:
– Ранее я думала о нашей первой встрече. Ты понятия не имел, что с тобой произойдет, когда мы встретились на дороге той ночью.
– Ты разбила мою машину и разрушила мою жизнь.
– Но теперь у тебя есть я и твоя корона. Ты выглядишь очень по королевски на этом троне, между прочим.
– Я каждый день практикуюсь перед зеркалом.
Она улыбнулась:
– Нет, ты этого не делаешь. Ты слишком занят, рассматривая царапины, сбегающие вниз по твоей спине. – И с мурлыканьем добавила: – Я могу добавить к ним еще, мой сеньор.
Он резко втянул воздух и переместил их к кровати прежде, чем успел выдохнуть.
Он начал медленно раздевать ее, получая от этого огромное удовольствие, морские ветра обдували их разгоряченные тела. Сабина вскинула руки над головой с томной улыбкой. Ридстром поцеловал ее в шею, одновременно распутывая завязки бюстье. С одобрением в голосе он прошептал:
– Это усложняет дело.
Сабина вздохнула:
– Я стою этого ожидания, демон.
Ридстром встретил ее пристальный взгляд, нуждаясь в том, чтобы видеть все, что она чувствует. Она посмотрела на него. Выражение ее лица смягчилось, когда он провел костяшками пальцев по ее шелковистой щеке.
– Cwena, ты моя навсегда…
 
Форум » Бессмертные с приходом темноты » Поцелуй короля демонов » Поцелуй короля демонов (ЧИТАТЬ ОНЛАЙН)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:
Статистика Форума
Последние темы Популярные темы Лучшие пользователи Новые пользователи

ТРАКТИР «У ЭРОЛА»

(3654)

Танцы

(405)

Манро Макрив + Керени

(75)

В погоне за наградой

(3929)

Блондинки VS. Брюнетки

(6870)

ООО «Собутыльники»

(3926)

ПОМОЩЬ САЙТУ

(306)

Заявки на переход в ОБУЗДАВШИЕ...

(912)

Хозяюшке на заметку

(52)

Ох уж эти... социальные сети.....

(69)

Блондинки VS. Брюнетки

(6870)

Ассоциации

(4068)

В погоне за наградой

(3929)

ООО «Собутыльники»

(3926)

ТРАКТИР «У ЭРОЛА»

(3654)

Калейдоскоп загадок по книгам ...

(2301)

Слэш ( ссылки... обсуждения)(ч...

(2282)

Анекдоты

(1729)

Смешные картинки

(1569)

barsukova_olga

(5394)

Milashka

(4614)

le-lik-best

(3366)

Artisha

(3288)

AdeLin@

(2744)

Celvinheit

(2580)

MillaChka

(2398)

Киликаэль

(2198)

Mirabale

(2147)

Голубушка

(2047)

Mosya

(01.10.2020)

krulama2014

(29.09.2020)

Tirina

(29.09.2020)

JonSnow

(29.09.2020)

Inimitable

(29.09.2020)

Caliente

(27.09.2020)

valletik

(23.09.2020)

Titanik377

(22.09.2020)

Сашулик

(21.09.2020)

tanyakoni05

(19.09.2020)


Для добавления необходима авторизация