Воскресенье, 06.12.2020, 03:34
[ Новые сообщения · Участники · Поиск · ПРАВИЛА ФОРУМА ·
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: INTERIA  
Форум » Бессмертные с приходом темноты » Глубокий поцелуй зимы » Глубокий поцелуй зимы (ЧИТАТЬ ОНЛАЙН)
Глубокий поцелуй зимы
Дата: Четверг, 21.09.2017, 22:22 | Сообщение # 41

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 39


Дани восседала на троне и размышляла о ведьмах – и об отречении от престола.
Я могла бы встретиться с Марикетой Долгожданной, поднести ей корзину бриллиантов размером с софтбольный20 мяч, а заодно попросить, чтобы она внесла меня в свой список.
Даже если Мёрдок не горит желанием ждать пятьдесят лет, зарезервировать место не помешает.
Теперь, когда стало возможно жить в Новом Орлеане, не опасаясь наёмников, Дани в состоянии вернуться в Валгаллу. Она добавила достаточно тоннажа к самолёту, чтобы без проблем завести его и в холод.
Наверное, там она могла быть счастлива. В Луизиане тяжелее оставаться сильной без холода, но, во всяком случае, осень наступала и в тех краях.
Вероятно, она идиотка, раз рассматривает вариант отказа от трона – и новой жизни в промёрзшем безопасном Айсгарде? Готова ли она на деле оставить этот ледяной мир, где существует рядом со своим видом, ради того, чтобы отыскать вампира, до которого никогда не сможет дотронуться?
Снова и снова Дани вызывала в памяти взгляд Мёрдока той ночью, когда он кричал, умоляя её вернуться.
Да. Она попытается ещё раз убедить его в том, что они…
— Моя королева, — прервала её мысли одна из фрейлин, поспешно входя в тронный зал. – Скорее. В Айсгарде чужестранец. Он пересёк Белую смерть…

Когда Мёрдок очнулся, то обнаружил себя в постели в причудливой комнате изо льда. Здесь было светлее и не так промозгло, как снаружи, где бушевал ветер, но температура не особо отличалась.
Отправляясь в Айсирию, вампир надел новые брюки и пальто, предохраняющие от замерзания. Кто—то вымыл его и забинтовал обмороженные руки. Он, должно быть, в Айсгарде. А это значило, что она рядом. Нужно найти её. Мёрдок попробовал встать…
Ядиан широкими шагами прошел в комнату.
— Так это ты. Зачем ты пришёл в наше королевство?
Его лицо не выражало ни удивления, ни какой—либо другой эмоции.
Этот ублюдок знает, каково целовать Даниэлу. И я не могу убить его. Пока.
Мёрдок сумел принять сидячее положение.
— Я ищу Даниэлу, — прохрипел он, ощущая себя крайне истощенным.
Ядиан скрестил руки на груди.
— С чего мне позволять таким, как ты, находиться рядом с Королевой?
— Мне всего лишь нужно поговорить с ней. И тогда, если она не захочет больше видеть меня, я никогда не побеспокою её вновь.
Гнусная ложь…
В помещение вошла Даниэла. У Мёрдока перехватило дыхание.
Она выглядела ещё прекраснее, чем раньше. Одежда украшена бриллиантами. Волосы распущены и ниспадают из—под ледяного, усыпанного драгоценностями головного убора – короны из воспоминаний Даниэлы, короны её матери.
Увидеть её снова. Эти несколько дней стали для него вечностью.
Дани изумленно смотрела на Мёрдока, не ожидая обнаружить его во дворце. Она вообще не рада меня видеть? Сердце вампира упало, когда он всё понял. Я опоздал.

О боги, Мёрдок здесь. Он впился в неё безумным взглядом, губы и руки обморожены, с лица содрана кожа.
Он перешёл Белую смерть? Чтобы прийти ко мне.
Ядиан оставался зловеще спокойным.
— Я сказал, что мы отправим его обратно и позволим холоду расправиться с ним.
Открыто игнорируя генерала, Дани спросила вампира:
— Мёрдок, как ты добрался сюда?
— Я следовал за твоими воспоминаниями. Но портал оказался слишком… далеко.
— Моими воспоминаниями, — мягко повторила она. Он получил их вместе с её кровью. – Зачем ты пришёл?
— Могу я поговорить с тобой? Наедине. Прошу, Даниэла, всего несколько минут твоего времени.
— Моя королева, это нелепо, — вмешался Ядиан. – Вспомни, что он сделал с тобой в прошлый раз…
Мёрдок подарил ему убийственный взгляд, затем обернулся к валькирии.
— У меня есть идея – способ, благодаря которому мы сможем быть вместе.
— Что? Как?
— Когда я выпил твою кровь…
— Зачем говорить об этом? — Даниэла резко поднесла руку к шее.
— Потому что сейчас я знаю, отчего меня так тянуло сделать это.
— Потому что ты паразит, — не выдержал Ядиан.
— Ядиан!
— Он хочет опять укусить вас.
— Конечно, нет. Мёрдок, скажи ему.
— Даниэла, давай поговорим один на один. — Каким—то образом Мёрдок сумел подняться на ноги. – Обещаю, я ничего не предприму без твоего согласия.
Его слова возбудили её любопытство. Он не обещал не делать ей больно и не кусать её, но она не ощущала угрозы.
— Хорошо, — согласилась Дани и повернулась к Ядиану, поведя бровями. Поколебавшись, тот безмолвно направился к двери с каменным выражением лица.
Как только они остались вдвоём, Мёрдок спросил:
— Ты собираешься за него замуж?
— Что? Нет!
— Никс поведала мне.
— Она, должно быть, что—то напутала, или ты не расслышал. Теперь скажи мне, о чём ты говорил?
— Даниэла, прежде чем я притронулся к твоей шее, я постоянно мечтал об этом. Всё чаще и чаще, особенно когда мы отдалились друг от друга. Каждую ночь. Сейчас я думаю, что это способ быть вместе.
— Не понимаю.
— Когда по моим венам течёт твоя кровь, всё кажется мне горячим. Мои братья дрожали от холода, но я не мог оставаться рядом с огнём. Твоя кровь сделала меня холодным.
— Этого не может быть. Я не могу обратить тебя в айсирийца.
— Но я могу перенять некоторые свойства твоего вида.
— У тебя появились узоры на коже? Солнце не действует на тебя?
Он покачал головой.
— Под глазами был синий оттенок, но никаких узоров. Когда я попробовал выйти на свет, всё же обгорел, даже оставаясь неуязвимым к холоду.
— Неуязвимым? Тогда почему ты мёрзнешь прямо сейчас? Почему тебя нашли обмороженным?
Мёрдок провёл забинтованной рукой по затылку.
— Эффект длился лишь пару дней.
— Так чтобы это сработало, я должна буду постоянно терпеть боль?
— Только один последний раз. После этого, если я стану пить регулярно каждый день или два, никогда не причиню тебе боль снова. Мы могли бы быть вместе, — его голос стал тише, зрачки потемнели, — во всех смыслах.
Дани пришла в смятение. Но тут вспомнила, что произошло после того единственного укуса.
— Но я—я потеряла сознание.
С виноватым видом Мёрдок признался:
— Я взял слишком много. И не сделаю того же в следующий раз. Я знаю, что не заслуживаю твоего доверия, но всё равно прошу о нём.
— Почему я должна согласиться на это?
— Потому что я люблю тебя, — ответил он – без намёка на сомнение.
Даниэла приоткрыла рот — мир, казалось, ушёл из—под ног. После всего, через что он прошел, чтобы прийти к ней, не оставалось другого, кроме как поверить, что он действительно любит её. Но услышать, как Мёрдок произносит эти слова, с таким напряжением в чёрных глазах…
Наверное, этот вампир всегда идет до конца.
— И думаю, ты тоже любишь меня, — с надеждой добавил он.
Она отвернулась, избегая его ищущего взгляда.
— Возможно, это не имеет значения, — проговорила Дани через плечо. – Может, нам суждено делать друг друга несчастными. Ты забываешь, мы поссорились, прежде чем всё это произошло. Ты сдался, отказался от нас.
— Нет, перед тем как прийти к тебе тем вечером, я осознал, что пятьдесят лет — ничто, если мы сможем быть вместе. И я вернулся, чтобы сказать об этом. Но затем увидел тебя, целующую Ядиана…
Даниэла посмотрела на Мёрдока:
— Я сожалею об этом.
— Сейчас это не важно, — отмахнулся он, но она была уверена, что обидела его. – Когда я находился в тюрьме…
— В тюрьме?
— Поэтому я не пришёл раньше – Кристоф заключил нас в темницу в Горном Облаке за укрывательство Конрада. Сейчас все разъяснилось, но несколько недель мы провели взаперти. Пребывая там, я решил, что пойду на все, лишь бы быть с тобой. Оставлю свою фракцию. Буду жить здесь, в холоде, при круглосуточном дневном свете.
— Мёрдок, дело не в этом. Ты говоришь о том, чтобы снова укусить меня, о значительной боли. И не только моей. Я холоднее, чем когда—либо. Это может ранить и тебя, — добавила она. — Если это подействует, ты станешь уязвим к тепловому удару, как я.
— Мне нет до этого дела! – Вампир подошёл к ней, и они оказались лицом к лицу. – Пожалуйста, Дани, я знаю, что прошу о большем, чем заслуживаю, но если ты сможешь выдержать один последний раз… Просто доверься мне.
Она ведь говорила, что отдала бы что угодно, чтобы попробовать его на вкус? Дотронуться своими губами до его?
И даже мучаясь после его укуса, Даниэла ощущала связь с ним.
Я доверюсь ему. Мечты стали реальностью. А в реальности иногда нужно идти на жертву.
Дани склонила голову на бок, затем взглянула на Мёрдока из—под ресниц. И снова у него перехватило дыхание.
— Я доверяю тебе.
Она перебросила волосы через плечо, оголяя часть шеи в приглашении.
— Ты не пожалеешь об этом.
Но, уже оголив заострённые клыки и потянувшись к её плоти, Мёрдок заколебался.
— Я боюсь причинить тебе боль. Когда думаю о том, что сделал с тобой в прошлый раз…
— А я боюсь, что попытаюсь вырваться, — призналась Даниэла, – или ты попытаешься – из—за холода.
Каждый захотел бы отпрянуть. Они должны заставить друг друга устоять на месте.
— Держись за меня, каллим, потому что я не отпущу тебя. Мы пройдем через это сейчас и получим вечность.
Она вздохнула, успокаиваясь.
— Я готова.
Что бы ты сделал для неё?.. В аромате податливой кожи, которую он почти попробовал, слишком многое искушало. Вампир не смог сопротивляться. Он опустил перебинтованные ладони на бёдра Даниэлы и притянул её ближе.
Она подняла руки, чтобы сжать его плечи.
— Сделай это, — прошептала валькирия.
Мёрдок впился в неё клыками. И в тот же миг застонал – от боли. Она оказалась более ледяной, чем прежде.
Острый холод пронзил его тело. Сильное желание отпустить её клокотало внутри, но он крепко держал любимую. Мёрдок почувствовал, как и её маленькие голубые коготки вцепились в него.
Но с каждым глотком боль уменьшалась. Снова возникло ощущение единства между ними, и его глаза мягко закрылись в блаженстве.
Моя. Навсегда. Мысли бессвязно бились в голове. Медленно… медленно… Не бери слишком много. Это дар…

20Софтбол — упрощенная вариация бейсбола. Игра в которой участвуют 2 команды, соревнуясь между собой. В основном в софтбол играют девушки и юноши, так как мяч для игры в софтбол больше чем в бейсболе, то по нему, соответственно, легче попасть. Как правило игра в софтбол — это этап подготовки к игре в бейсбол.
 
Дата: Четверг, 21.09.2017, 22:29 | Сообщение # 42

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 40


Оба едва дышали, когда Мёрдок наконец отпустил её. Дани плакала.
— Господи, я старался не взять слишком много…
— Т—ты и не взял…
Но всё равно это было мучительно больно.
Он содрогнулся, взглянув на её шею:
— У тебя ожог.
— На холоде он быстро заживёт. Ты выпил достаточно? – спросила Даниэла, изо всех сил пытаясь скрыть страдание в голосе. – Думаешь, получится?
— Нужно время, чтобы проявился эффект.
— Тебе уже лучше.
Благодаря её крови, ускоряющей процесс регенерации, вампир исцелялся прямо на глазах: повреждённые губы и лицо быстро вернулись к нормальному виду. Он развязал бинты на руках и согнул пальцы — все зажило.
Но дыхание Мёрдока ещё курилось.
Прошло несколько минут, затем полчаса. Даниэла опустилась на кровать, он беспокойно вышагивал по комнате. Спустя час тревожной тишины Мёрдок спросил:
— Даниэла, почему ты не рассказала о римлянине?
— Ты его видел?
В ответ на кивок Мёрдока она объяснила:
— Он – моё прошлое.
— Ты думала, что я такой же, как он.
Валькирия покачала головой:
— Нет, Мёрдок. Я была в ярости, говоря это. Сбита с толку.
— Но это правда: я взял то, что мне не принадлежит.
— Мы оба чувствовали влечение. Я могла бы остановить тебя. И я вновь и вновь обдумывала, почему не сделала этого. Сейчас мне кажется, что мы действовали интуитивно, невольно найдя способ быть вместе. Если…
— Если это сработает? Сработает. – Он провел рукой по лбу. – Чёрт возьми, ты оказалась настолько смелой и сильной, чтобы выдержать это – дважды, – так что просто обязано сработать.
— Ты по—прежнему захочешь быть со мной, если ничего не выйдет? – быстро спросила Дани.
Подойдя к валькирии, Мёрдок обхватил её за талию и потянул к себе, ставя на ноги, все это время пристально глядя ей в глаза.
— Посмотри на меня, Даниэла. Я люблю тебя, — проскрежетал он, – и буду желать всегда, несмотря ни на что!
— Мёрдок, я… твоего дыхания не видно.
Под его глазами появился еле заметный голубой оттенок?
Он сдвинул брови.
— Воздух уже не кажется холодным. Температура становится комфортной.
— Неужели действительно получилось?
Она потянулась к его лицу, и её рука непроизвольно задрожала.
— Осторожно, — предупредил вампир. — Возможно, стоит подождать ещё немного.
— Не могу. Мне нужно узнать.
Его веки потяжелели, когда она погладила его по щеке.
Никакой боли.
Сдавленно вскрикнув, Даниэла прижалась к Мёрдоку.
— Даниэла, тебе больно?
— Не могу в это поверить.
Слёзы собирались в уголках глаз и скатывались вниз. Она все—таки могла быть с ним – Мёрдоком, вампиром, которого любила. Спустя два тысячелетия её постоянная тоска наконец—то отпустит её.
— Прошу, не плачь.
Судорожно сглотнув, Мёрдок осторожно опустил ладони на её лицо, утирая большими пальцами солоноватую влагу. Никакой боли.
Как же долго ей этого не хватало, а ответ был внутри неё, внутри них — всё это время.
— Я плачу, потому что счастлива.
Даниэла расстегнула рубашку вампира, отбрасывая прочь и обнажая грудь, к которой мечтала прикоснуться. Затем положила на нее руки и нашла температуру идеальной.
Не больно. Мышцы Мёрдока отвердели, напрягшись под движением её пальцев. Валькирия, изучая, скользнула по телу один раз, потом ещё, а после начала с наслаждением водить ладонями по его торсу. Только удовольствие.
Мёрдок всё ещё поглаживал её щёки.
— У тебя такая мягкая кожа, Даниэла. Мягче, чем я себе представлял – а представлял я постоянно.
Дотронувшись до подбородка, он приподнял ей голову:
— Я должен поцеловать тебя.
— Поцелуй. Я полностью твоя.
Охрипшим голосом он поправил:
— Будешь моей.
Медленно и властно усмехнувшись, Мёрдок блеснул клыками – Даниэла больше не смотрела на них со страхом. Для них обоих они стали спасением.
Вампир слегка наклонился:
— Закрой глаза.
Даниэла послушалась. Несмотря на заглушавшее всё вокруг сердцебиение, она ощутила легчайшее прикосновение его твердых губ. Даже столь незначительный контакт послал дрожь по всему телу. Притянув её ближе и тесно прижав к себе, Мёрдок захватил её рот.
Поцелуй становился всё более крепким и настойчивым, по мере того как он нежно и терпеливо уговаривал её разомкнуть губы, после чего со всей чувственностью скользнул по её языку. Даниэла застонала, отвечая на ласку, мягко обнимая его. Мёрдок еще больше стиснул любимую, словно они всё ещё были недостаточно близко, как будто боялся, что она исчезнет.
В ответ она с силой сжала его плечи. Их языки переплелись. Дыхание смешалось, стало прерывистым.
Это был настоящий поцелуй – глубокий, неистовый. Такой, каким она его и представляла. Сердца с глухим стуком падают вниз, тела дрожат. Дани вскрикнула напротив его губ, колени ослабли. Но Мёрдок надёжно удерживал её у своей груди, продолжая овладевать её ртом, словно долгожданным трофеем.
Слишком скоро он оторвался от неё, оставив ошеломлённой и задыхающейся.
— Я должен сделать тебя своей женщиной.
Вампир откинул её волосы с плеча и провел губами по разгорячённой коже в месте укуса.
Даниэла яростно задрожала, соски сразу затвердели.
— Никогда не хочу разлучаться с тобой снова, — прошептал он. – И готов остаться здесь навсегда.
О, Мёрдок, нет. Должна ли она солгать ему, повести себя так, будто он действительно может остаться?
Когда он вновь посмотрел ей в глаза, она постаралась улыбнуться, хотя знала, что Айсирия никогда не примет его. Ее народ презирал вампиров.
Сейчас нужно просто наслаждаться этим чудом. И позже волноваться о том, что делать.
— Что? Что—то не так?
— Угу.
Она забралась к нему в брюки, расстегивая пояс.
— На тебе всё ещё много одежды, — заметила Дани, спуская штаны с выступавшей эрекции. Когда он оказался перед ней полностью обнаженным, она сжала его великолепную длину.
Мёрдок шумно выдохнул. Даниэла охнула. Она ощущала, как он пульсирует в её ладони, чувствовала его гладкую кожу, туго натянутую вокруг бугрящихся прожилок.
И под её чуткими пальцами он всё увеличивался…
Невероятно твёрдый. Сможет ли она принять его? Скоро узнаем.
Пока валькирия изучала его, Мёрдок стянул с ее плеч тонкие бретельки. Собирая материал в кулаки, начал снимать платье. Дойдя до груди, он замедлился, будто желая продлить этот момент.
Наконец шёлк мягко скользнул вниз, обнажив возбуждённые пики. Вампир пристально смотрел на них, словно никогда не видел прежде.
— Мёрдок, пожалуйста…
Молниеносно он схватил Даниэлу, перемещая обоих в постель и устраивая её между своих коленей. Затем прижался к ней возбужденным членом и поочередно пальцем обвёл соски, пристально наблюдая, как они набухают под его прикосновениями. С отчаянным стоном Мёрдок захватил губами одну грудь, накрыв ладонью другую.
Даниэла почувствовала скольжение его языка, голова непроизвольно откинулась назад.
Снова и снова он покусывал её жаждущие вершинки.
— Хочешь, чтобы я сосал твою грудь?
— Да, о, да…
Она зарылась руками в его густые волосы, притягивая к себе.
Мёрдок потянул один из пиков, легонько зажав между зубами, всасывая, облизывая. Из ее груди вырвался резкий стон.
— О боже!
За окном сверкнула молния. Вампир знал, что это означает, и потянул сильнее. В тот же миг, когда её сосок стал тугим и влажным, он двинулся к другому, оказывая ему то же внимание. Затем с благоговением посмотрел на дело своих губ.
— Вампир, хватит дразнить меня!
Немного изумлённый, Мёрдок улыбнулся:
— Моя пламенная и ледяная Невеста. Никогда не стесняется своих желаний.
Даниэла покачала головой:
— Только не тогда, когда так долго этого ждала.
 
Дата: Четверг, 21.09.2017, 22:33 | Сообщение # 43

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 41


Они были вместе в течение нескольких месяцев, но Мёрдок волновался за Даниэлу и настроился сделать всё идеально. Ведь она ждала этого на протяжении двадцати человеческих жизней.
И он заметил, что она промолчала в ответ на его желание остаться с ней здесь. Может быть, она все еще нуждается в доказательствах? Он готов их предоставить.
— Если бы ты знала, как хороша на вкус.
Вампир уткнулся носом в её ушко, где—то на подсознании отмечая, какое это чудо – не чувствовать холод её тела, ибо сам он был такой же холодный.
– Не могу дождаться, когда испробую тебя всю.
Даниэла резко вдохнула, содрогаясь под ним.
Мёрдок повёл рукой от её груди вниз к разведённым бёдрам, дрожа в предвкушении момента, когда наконец дотронется до неё там. Забравшись под платье, он стянул шёлковые трусики к коленям. Затем вернулся обратно…
Его пальцы встретилась с влажными завитками.
— Дьявол, — проскрежетал Мёрдок, обхватывая ладонью гладкую вульву. Потом мягко проскользнул указательным пальцем между складок в тесное влагалище, заставив валькирию дернуться в его объятиях.
— Тише, малыш, — прошептал он, – я позабочусь о тебе.
— О Боже, Мёрдок! – закрутившиеся коготки впились в плечи вампира, но это лишь усилило его возбуждение, уже и так приближавшееся к высшей точке.
— Совершенна. Так прекрасно чувствовать тебя.
Изнемогающий от желания испробовать её влажность, он убрал палец. Веки валькирии отяжелели, пока она наблюдала за Мёрдоком, всасывающим её складочки губами. Он задрожал, ощутив, какая она сладкая.
— Я хочу большего, — на последнем слове его голос перешёл в рык.
Положив Даниэлу на спину, Мёрдок окончательно стащил с неё трусики и платье. Как только она обнажённой предстала его взору, он пристально оглядел её, желая запомнить такой навсегда.
Она была фантазией из плоти и крови, её кожу покрывали бриллианты, блестящие волосы разметались. Серебристые глаза сияли, как украшавшие её драгоценности. Моя.
И я могу прикоснуться к каждой частичке её тела.
Даниэла тяжело дышала, её грудь вздымалась, соски набухли. Встав на колени прямо над ней, Мёрдок прикусил каждый из них, легонько посасывая.
— Раскрой свои прелестные ножки для меня.
Она выполнила его просьбу, и он немного отодвинулся, чтобы, сделав глубокий вдох, посмотреть на неё. Мёрдоку пришлось задействовать всю имевшуюся у него силу воли, чтобы не наброситься на неё как дикий зверь.
Её плоть сочилась от возбуждения и исходила влагой. Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы его член затвердел и уперся между её ног стальным стержнем. Медленно, дюйм за дюймом Мёрдок приближал головку к её вульве.
Что—то в выражении его лица заставило Даниэлу пробормотать:
— О, Мёрдок, п—пожалуйста, не торопись. Пока.
— Постараюсь. Ничего в своей жизни я не желал так сильно.
Когда он прикоснулся губами к её бёдру, она дёрнулась, будто обожглась.
— Даниэла?
— Нет, нет, продолжай.
Она запустила пальцы в его волосы, сдаваясь на милость его губам.
— Хочешь большего?
— Да, ещё, — выдохнула она охрипшим голосом.
Отлично. Потому что я тоже безумно этого хочу – и получу. Она застонала, когда он большими пальцами разделил её сочащуюся плоть. Мёрдок прижался к ней ртом.
Первый удар языка заставил её закричать. Она задрожала, и его член шевельнулся в ответ, головка заскользила по простыне.
Как он мечтал об этом! Но ничто не могло подготовить его к сводящему с ума вкусу, к мягкости складок, уступавших под напором его губ, к тугому бугорку, набухающему под его ласками.
Происходящее выходило за пределы воображения и ощущалось как что—то правильное и естественное, будто всё наконец—то движется в нужном направлении. Он был предназначен доставить ей это удовольствие.
Мёрдок ещё немного растянул её, дотрагиваясь, облизывая и всасывая её влагу до тех пор, пока она не начала похотливо покачиваться навстречу его языку. Никаких запретов.
В ответ на её отклик вампир задвигался вперёд—назад, окропляя простыни предспермой. Так я кончу прежде, чем окажусь внутри неё.
Но его глаза в блаженстве закрылись, когда Даниэла прошептала:
— Прошу, не останавливайся…
— Никогда, — пророкотал он, снова атакуя её. Положив руку на живот любимой, он не позволял ей отдалиться от его губ, дразня её клитор.
— Мёрдок!
Одновременно с восклицанием Даниэла задрожала, достигнув кульминации, голова заметалась по подушке.
Не отпуская её, он смотрел, как она изгибается, как её тугие соски устремляются ввысь. Мёрдок стонал вместе с ней, продолжая всасывать её влагу.
Вампир выпил всё до последней капли, но ещё не был готов отпустить добычу. Сдавленно рыча, он вылизывал её дочиста, пока она не была вынуждена сжать его лицо и оттянуть от себя.
Поднявшись на колени, он прошипел проклятия: валькирия выглядела чертовски соблазнительно – её удовлетворённая вульва блестела после оргазма, глаза сверкали от страсти, волосы растрепались.
— Я голову из—за тебя потеряю, Даниэла.
Как и самообладание. Почти лишил её девственности, точно зверь во время гона.
— Неужели это было бы так плохо? – промурлыкала она.
Я должен быть с ней нежен. Раньше он занимался сексом, но сейчас хотел заняться с Даниэлой любовью. Готова ли она?
— Как ты себя чувствуешь? – его голос до неузнаваемости изменился. Я могу сделать это. Могу продержаться. Ещё чуть—чуть.
— Больной. Пустой. Голодной.
Мёрдок сглотнул, надломившись на слове:
— Г—голодной?
 
Дата: Четверг, 21.09.2017, 22:36 | Сообщение # 44

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 42


Когда Дани облизнула губы и опрокинула вампира на кровать, выражение его лица колебалось между возбуждённым… и нерешительным.
И соблазнитель мог нервничать.
Встав на колени между его ногами и положив ладони ему на грудь, она наклонила голову, целуя низ живота и утыкаясь носом в уходящую вниз дорожку жёстких волос.
— Помнишь, я говорила, что могла бы заниматься этим не спеша… несколько часов подряд?
Затем обхватила его член рукой, и тот непроизвольно дернулся.
— Несколько часов? Всё может закончиться, даже не начавшись, — в голосе вампира явственнее, чем когда—либо, слышался акцент. Он не отрывал взгляда от Дани, когда та сделала первое ищущее движение языком.
— Даниэла! Ах…
Следующее движение заставило его замолчать. Третье – зарычать. Она осыпала головку влажными поцелуями, вкушая его — именно так, как он представлял себе несколько ночей назад. Восхитительный солоноватый аромат.
— М—м—м, мне нравится твой вкус, — с довольным видом пробормотала валькирия.
Он обхватил её голову трясущимися руками.
— Хочешь, чтобы я совсем ума лишился? Потому что мы уже близки к этому.
— Но, Мёрдок, мне нужно больше.
Не в силах остановиться, она продолжила дегустацию, смыкая губы вокруг него. Пока языком скользила по всей его длине, пальцы исследовали, пробуя на вес, яички, и это ещё больше приводило его в исступление.
— О, вот так, Дани…
Глубоко втянув его, она принялась водить языком вокруг, наращивая темп.
Вампир простонал:
— У тебя великолепно получается, калим. — Уперевшись пятками в матрас, он уронил колени, открываясь перед ней. – Я близок. Остановись.
Она потёрлась щекой о влажный член.
— Позволь мне довести тебя до конца, — попросила Даниэла, прежде чем снова обхватить его губами.
Мёрдок, казалось, боролся с тем, чтобы не задвигать бёдрами. Хриплые стоны вырывались из его груди.
— Даниэла, я сейчас кончу тебе в рот… если не прекратишь.
Большие руки, запутавшиеся в её волосах, не могли решить, хотят ли отвести мучительницу в сторону или прижать к себе.
— Нет!
Он попытался отпрянуть, но она крепко вцепилась коготками в его задницу, не давая ему пошевелиться.
— Ох, детка, я не смогу сдержаться.
Валькирия почувствовала, как его член набух и напрягся, после чего он начал извергаться прямо ей на язык.
Она сделала это – я потерял свой чёртов разум.
— Даниэла! – прорычал Мёрдок, кончая в её голодный рот.
Он закатил глаза, когда она с жадностью принялась высасывать его. Будто две тысячи лет ждала Мёрдока, чтобы снова и снова глотать его семя…
Дани осушила его до последней капли, и оба, задыхаясь, повалились на постель, словно это была их первая ночь вместе. Но сейчас он смог дотянуться и взять её за руку.
Воспоминание о каждом порочном моменте из того, чем они только что занимались, тут же снова возбудило вампира. Когда он приподнялся над ней, пристальный взгляд Даниэлы опустился, и она скривила губы в усмешке.
— У моего мужчины есть определённые таланты.
Но стоило ему коленями развести её бёдра, она прислонилась к нему головой.
— Мёрдок, ты нервничаешь?
— Я хочу, чтобы это было достойно нашего ожидания.
— То, чего мы ждали, уже случилось. Всё что после – просто бонус.
— Я не занимался этим некоторое время. — Он нахмурился. — Вообще—то, я никогда этого не делал.
Когда она ехидно приподняла бровь, вампир пояснил:
— Не превращал девственницу в свою женщину на всю жизнь.
— Ох.
Валькирия так нежно посмотрела на него из—под ресниц, что его сердце сжалось.
— Сегодня ночью я сделаю тебя своей и уже никогда не позволю уйти.
Выражение утончённого эльфийского личика зачаровало вампира.
— Я никогда не захочу уйти.
Он взял член в руку и расположил его у её скользкого входа. Головка ощутила влажность, манившую его. Мёрдок стремился заполнить любимую, ощутить себя внутри неё.
Он слегка протолкнулся вперёд и вдруг посмотрел Дани прямо в глаза, смущая её.
— Ма армастан цин21.
Она вспыхнула в ответ и прошептала:
— Я тоже люблю тебя.
Проникая в её девственное тело, Мёрдок осторожно продвигался вперёд, растягивая её плоть.
— Боюсь причинить тебе боль, — резко проговорил он, стараясь действовать медленнее.
— Это не так… не так плохо. Просто продолжай.
Даниэла прижала вампира к себе, закрученные коготки вцепились в него, не желая отпускать.
— Ты такая тесная. Будто стискиваешь меня в кулаке.
Он продвинулся ещё глубже, и ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы замедлить темп, позволив ей немного привыкнуть. С невысказанным вопросом во взгляде Мёрдок ждал, пока она не подалась ему навстречу.
Лишь после этого он немного отвел бедра и сдержанно толкнулся. Удовольствие оказалось таким сильным, что его глаза затуманились.
— Да, Мёрдок!
Ещё одно движение назад, ещё один толчок, заставивший её низко застонать. Когда вампир нашёл нужный ритм, то, покачиваясь между ног Даниэлы, стал целовал её, погружая язык одновременно с плотью.
От их тел исходил жар, но вокруг было холодно, и этот холод ощущался как что—то дьявольски прекрасное.
— Даниэла, скажи, что ты моя.
— Я твоя…
Мёрдок не знал, сколько ещё продержится — её соски тёрлись о его грудь, она тесно сжимала его, словно требуя семя…
— Я никогда не смогу насытиться тобой, никогда, — проскрежетал он, сдвинув брови.
Выражение его лица заставило сердце Даниэлы дрогнуть, в то время как решительные толчки приближали её к оргазму. Его запах сводил с ума; его сила окончательно покорила её.
Пока Мёрдок раскачивался над ней, великолепные тугие связки мышц становились всё напряжённее. Скрытая мощь вампира—самца. Она жаждала её, наслаждалась его движениями под своими коготками.
Его руки сгибались, когда он поочерёдно то начинал толкаться быстрее, то замедлял темп. Боги, этот мужчина знает, как нужно двигаться.
Взяв Даниэлу за ягодицы и чуть раздвинув их пальцами, вампир приподнял её и начал вращать вокруг члена.
— Мёрдок! — закричала она, снова приближаясь к краю.
Вверх—вниз, сильнее и сильнее — валькирия застучала зубами в такт его ударам. Затем плотно обхватила ногами его талию, и это, похоже, подстегнуло вампира. Он стал ещё необузданнее, собственнически закинул её руки за голову, так что их тела тесно прижались друг к другу.
Скользя по валькирии, он безумно вбивался в неё. На его лице застыла маска агонии, тело напряглось.
— Кончи, калим. Позволь мне почувствовать это.
В этот момент она желала дать ему всё, что бы он ни попросил. Дани нуждалась в том, чтобы сдаться. Разрешить ему всё.
— Возьми мою кровь, — сумела прошептать она.
— Что?
— Выпей моей крови.
— Ах, Даниэла, ты не должна просить дважды…
Он облизал её шею, затем погрузил в неё клыки.
Как только он укусил её, глаза Даниэлы широко распахнулись, и она потрясенно закричала, достигнув вершины. Он, вероятно, ощутил её оргазм, потому что ответил бешеным рёвом.
— Мёрдок! О да!
Наслаждение пронзило её, его член ещё больше увеличился, набухнув до такой степени, что едва мог двигаться в ней.
Затем, рыча, вампир замер. Только когда она почувствовала первый рывок его семени, Мёрдок начал врываться, как поршень, подходя к самому концу.
Он пил её кровь и в то же время наполнял семенем. Дани ощущала каждую врывающуюся в неё струю, и это продлевало её собственный экстаз.
С низким стоном Мёрдок выпустил шею валькирии и рухнул на неё, его дыхание приятно холодило новый след от клыков. С видимым усилием он скатился с Даниэлы, но только для того, чтобы устроиться рядом и притянуть в объятия.
Она лежала у него на груди, кожа к коже. Мёрдок прижал любимую к себе, целуя её волосы.
— Это стоило того, чтобы ждать, вампир.
— Я рад этому, валькирия. Ради этого я мог бы вести обратный отсчёт целой вечности.

21 В переводе с эстонского «ma armastan sind» означает «я люблю тебя»
 
Дата: Четверг, 21.09.2017, 22:37 | Сообщение # 45

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Глава 43


— Если бы я могла целовать тебя, наверное, никогда бы не остановилась, — сказала Даниэла Мёрдоку пару месяцев назад. Сейчас она могла и не останавливалась – вот уже несколько часов они лениво целовались и ласкали друг друга.
Так вот что значит полная удовлетворённость. Никогда прежде Мёрдок такого не испытывал.
Впервые в жизни он открыл для себя, какое удовольствие ощущать, как её гладкие ноги обвиваются вокруг него. Наконец—то мог дотрагиваться и обводить контуры синих узоров на её коже, которые всегда дразнили его. Они обнаружили, что кончики её ушей боятся щекотки – раньше она об этом не знала. Он наслаждался её вкусом, её чувствительностью, желая упасть на колени и благодарить Бога за данную ему Невесту.
Вампир прокладывал дорожки поцелуев по изящной ключице, когда Дани вздохнула:
— Теперь я понимаю, почему моим сёстрам так нравится быть укушенными.
— Тебе нравится, когда я кусаю тебя, моя маленькая Невеста? Ты сможешь терпеть это каждый день?
— Я буду требовать этого каждый час. И как следует позабочусь о том, чтобы ты всё время мучился жаждой.
Всё лучше и лучше.
— С этим проблем не будет.
— Но Мёрдок, — продолжила Дани смущённо, — насчёт того, чтобы ты жил здесь…
С тревожным стуком в груди он приподнялся, чтобы взглянуть на неё.
— Айсирийцы никогда не примут тебя, — сказала она, – не после того, что случилось с мамой. Они будут думать, что если Зигмунд смог обернуться против королевы, то и вампир, конечно, тоже… А Зигмунд жестоко наказывал их каждый день.
— Даниэла, ты сказала, что ты моя. Я предупреждал, что никогда не позволю тебе уйти. Однако и не стану просить тебя отказаться от короны.
Она несколько успокоилась.
— Нет?
— Нет, но только мы все равно должны найти способ быть вместе, потому что ты тоже не можешь просить меня покинуть тебя.
Даниэла, казалось, была довольна его ответом. Ожидала ли она, что он предложит ей отречься от престола? Прежний, самовлюблённый Мёрдок так бы и поступил. Он бы считал, что для неё честь быть с ним. Сейчас для него всё наоборот.
— Объясни мне, что точно тебе сказала Никс, — попросила Даниэла.
Он нахмурился:
— Всё ещё планируешь сыграть свадьбу с Ядианом?
— Мёрдок! – она игриво шлёпнула его по руке и на миг отвлеклась, ощутив его кожу. – А теперь говори.
Он так и сделал…
Когда закончил, валькирия проговорила:
— Знаешь, не нужна прорицательница, чтобы убедить меня в твоей преданности.
Мёрдок решительно кивнул:
— Вот и я о том же.
— У меня есть идея, — продолжила она, – способ быть вместе и делать всё, что пожелаем.
— Нет, нет, — запротестовал Мёрдок. – Никогда. Я не позволю тебе пойти на это из—за меня. Даниэла, я видел твои воспоминания. Твоя мать хотела этого для тебя.
Дани решительно мотнула головой.
— Мне кажется, она хотела, чтобы я была счастлива. И это единственный путь. Мёрдок, если ты видел мои воспоминания, разве не почувствовал, как долго я ждала своего счастья? Одинокая жизнь на службе Айсирии не подойдёт мне.
— Я почувствовал это. Но почему ты даже не желаешь подумать о…
— Я думаю об этом постоянно, — ответила она, взглянув на него. – И это то, что я выбрала.
После долгого молчания он согласился:
— Я с тобой, Даниэла. Что бы ты ни сделала, я поддержу тебя.
— Тогда давай накинем какую—нибудь одежду, потому что больше всего я хочу как можно скорее всё уладить.
Как только они оделись, Дани вызвала Ядиана. Она не стала тратить время попусту, сразу приступив к делу:
— Я отрекаюсь от престола и хочу, чтобы ты занял трон и стал правителем Айсирии.
Вместо того чтобы ухватиться за выпавший шанс, Ядиан выглядел расстроенным и с тоской смотрел на дверь.
— Ты, похоже, не слишком рад этой новости, — заметила Даниэла.
— У меня… были другие планы, когда вы поселились здесь, — ответил генерал. – Но я исполню свой долг, если на то ваша воля.
Ядиан Плохое Настроение — само почтение, ни тени улыбки.
— Да, именно. Но у меня есть несколько условий. Я хочу приходить сюда, когда пожелаю, бывать на праздниках, после того как полностью овладею криомансией. И Айсирия должна всегда сотрудничать с Валькириями.
— Хорошо. Но у меня тоже есть условия, — сказал Ядиан. – Если я умру, не оставив наследника, вы вернётесь на трон. И сейчас заберёте с собой корону матери.
— Но она принадлежит Айсирии и твоей будущей королеве.
— У меня никогда не будет той, которая могла бы носить этот убор.
В тихом омуте Айсирии тоже водятся черти?
— Тогда я согласна.
Ядиан кивнул им, затем шагнул к выходу. Даниэла была почти уверена, что услышала, как он пробормотал проклятия, демонстрируя таким образом самые сильные эмоции, какие она только когда—либо за ним замечала.
Оставшись с Дани наедине, Мёрдок притянул её на колени.
— Думаю, Ядиан немного потрясен твоим предложением.
— Ну, Никс сказала, что я сделаю его своим королём – так я и поступила, — широко улыбнулась она. – Похоже, теперь я стала женщиной, которая может позволить себе праздный образ жизни.
Мёрдок ущипнул её за кончик уха, заставив рассмеяться.
— Отлично. Тогда выбери день, чтобы выйти за меня.
 
Дата: Четверг, 21.09.2017, 22:42 | Сообщение # 46

Queen's road
Группа: Администратор
Сообщений: 1523
Награды: 106
Репутация:
Администратор
Статус:
Эпилог


Канун Рождества
Поместье Горное облако


Семейство Росов – четыре пары, образованные благодаря Воцарению, а в некоторых случаях благодаря Никс, – собралось, чтобы отпраздновать свадьбу Мёрдока и Даниэлы, Рождество и восстановление Горного облака.
Мист и Николай полностью обновили поместье, и сейчас оно было щедро украшено в честь торжества.
Братья пили виски, а женщины расположились у огромного стола, уставленного яствами и напитками. Но тарелки были в руках только Мист и Наоми. Мист ест? Валькирии могли контролировать продолжение рода, не употребляя человеческой пищи.
Дани удивлённо приподняла брови, в ответ Мист лишь пожала плечами.
— Что я могу сказать? Николай из большой семьи. И мне стало жаль своих несчастных биологических часов, которым приходилось бесцельно тикать несколько тысячелетий.
Кэдрин тоже получила вопросительный взгляд. Вскинув руки, она проговорила:
— Не смотри на меня. Мне и без этого дерьма хватает, и никакой жалости к часам…
Когда все собрались у камина, чтобы обменяться подарками, Дани и Мёрдок устроились на холодном диване подальше от жара огня.
Мёрдок вновь огляделся, всё ещё ошеломлённый произошедшими изменениями:
— Здесь всё выглядит так же, как раньше.
Николай взял Мист за руку:
— Она хотела, чтобы поместье как можно больше походило на тот дом, что я помню, — объяснил он. Старшего Роса буквально распирало от гордости и счастья.
Каждый из остальных братьев не отставал от него. Даже Конрад с его огненно—красными глазами. Он прекрасно выглядел и казался, скорее, эксцентричным, чем безумцем, которого ожидала увидеть Дани, но временами проваливался в воспоминания. И всякий раз его жена находилась рядом и мягко вытягивала супруга назад в настоящее.
Наоми сразу понравилась Дани, хотя валькирия и была немного озадачена, не понимая, как танцовщица смогла перейти от привидения к человеческому облику, а после стать сильнейшим фантомом. Она обладала телекинезом и способностью становиться бестелесной и исчезать по собственной воле.
Наоми не спешила делиться подробностями, хотя явно была навеселе, так как говорила на смеси родного французского и английского:
— Merry Noelle!22
В доме царила уютная атмосфера, и Дани расслабилась, получая удовольствие от вечера, наслаждаясь временем, проводимым с сёстрами и зятьями. Мёрдок ещё ближе притянул Даниэлу в холод своих объятий, так что она оказалась почти сидящей у него на коленях. Он нежно потёр её предплечье большой холодной ладонью. Другой рукой обнял жену.
Постоянный контакт. На протяжении последних нескольких недель Мёрдок едва удерживался, чтобы непрестанно не прикасаться к ней. Даниэла с радостью впитывала его ласки — от них ей становилось лишь ещё холоднее.
После неохотной коронации Ядиана Дани и Мёрдок поженились, организовав скромную церемонию в традициях Ллора. Он был католиком, а она язычницей. Простота подошла лучше всего.
С тех пор у Дани не оставалось времени на фантазии. Муж выказывал восхитительную ненасытность. С каждым закатом он погружался в неё, пробуждая таким способом, и брал немного крови, чтобы сохранить свою холодность. Хотя ей всегда хотелось, чтобы он выпил больше.
Мёрдок легко воспринял изменения в своем теле. И, если она думала, что его братья будут разочарованы таким развитием событий, она ошиблась. Они легко приняли решение Мёрдока.
Начался обмен подарками. Мёрдок преподнёс жене экстравагантный ларец для хранения короны Сваны и изумрудный гребень взамен того, что Наоми, как она призналась, вытащила прямо из его кармана в Эланкорте.
Дани подарила ему замысловатое, вырезанное ею изо льда кольцо на указательный палец, чтобы носить как индикатор холода, пока он не привык к своей трансформации. Они не знали, может ли Мёрдок перегреться, и она бы никогда не хотела этого увидеть.
Но ни один подарок не превзошёл дара Себастьяна и Кэдрин всем Росам. Ключ Трейна.
Взглянув на него, Дани едва сдержала дрожь. Она слышала, что ключ не всегда делает то, на что надеешься, и не всегда возвращает точно к желаемому времени.
Но Мёрдок сильно рассчитывал на воссоединение с остальной семьёй. Он сказал, что его отец будет горд увидеть младшего сына, полностью отдавшего своё сердце женщине.
Даниэла отогнала мрачные предчувствия. Росы такие дружные, судьба должна помочь им.
— Мы вернёмся в начале нового года? – спросил Себастьян, обнимая Кэдрин за плечи. Дани едва сдержала улыбку, заметив, как жестокая Кэдрин размякла в его объятиях, полуприкрыв веки от блаженства и чуть ли не заурчав. Дани мысленно отметила не забыть поддразнить её позже.
— Да, в это время, — ответил Николай. – Мы все пойдём.
Красные глаза Конрада начали светлеть, кулаки сжались, когда он погрузился в воспоминания. Но Наоми нежно дотронулась до его лица, втягивая обратно в беседу.
— Наоми? – в смущении прохрипел он.
С безграничным терпением она ласково улыбнулась мужу:
— Écoute—le, mon coeur23.
Он кивнул, красные глаза переполняло чувство, которое можно было назвать обожанием.
— Ты готов вернуться за сёстрами? – спросила Наоми.
Конрад повернулся к остальным с решительным кивком:
— Конечно.
— Мы все на это согласны? – уточнил Николай. – Я больше волнуюсь о том, как девочки перенесут изменения. Они были совсем маленькими, а сейчас окажутся втянуты не только в абсолютно другой мир, но и в абсолютно другое время.
— Мои сёстры справляются – не считая случайно уничтоженного тостера, – а они вернулись из раннего Средневековья, — заметила Кэдрин.
Мист добавила:
— И посмотри, какие прекрасные тёти будут рядом. Я помогу им разобраться в мире высокой моды, а Наоми научит танцевать.
— Bien sûr24, — кивнула Наоми. – И я могу стать невидимой, проследить, чтобы они дошли до школы, и присмотреть за ними там.
— Я научу их сражаться, — вставила Кэдрин.
— А чему могу научить их я? – тихо спросила Дани.
Мист ответила:
— Как добиваться того, чего они хотят, когда преимущество не на их стороне. О, и как приручать распутников.
— Распутника. В единственном числе, — возмутился Мёрдок, собственнически прижав Дани к себе и заставив всех рассмеяться.
Беседа обернулась воспоминаниями, и, хотя Дани хотела больше узнать о семье Мёрдока, огонь в камине был слишком жарким.
В тот момент, когда она ощутила неудобство, Мёрдок взял её за руку и отвёл к балкону. Остальным он сказал:
— Мы ненадолго выйдем на холодный воздух.
— Спасибо. Там стало жарко, — поблагодарила Дани уже на улице.
Мёрдок обнял её, чтобы передать немного холода, прижимая лицо к груди.
— Мне тоже, любимая.
— Это тебя не раздражает? – спросила она. – Невозможность сидеть со всеми у огня?
Она оглянулась — семья у домашнего очага смеялась, украшения сверкали во вспышках света. Прямо открытка Холмарк. Не считая того, что картинку населяли призрак, валькирии и вампиры.
— Сидеть у огня или заниматься любовью с моей женой, как только мы сможем уйти отсюда? – Бережно держа её лицо в ладонях, Мёрдок целовал её лоб, ресницы, кончик носа и уголки губ. – Дани, я никогда не был более доволен жизнью, никогда не знал, что так может быть.
Между его лёгкими поцелуями она ощутила, что начал падать снег. С наслаждением Даниэла посмотрела на мужа, тихонько засмеявшись.
Когда их взгляды встретились, его глаза потемнели:
— Мне всегда будет мало тебя, валькирия.
Её руки скользнули по его груди, обхватили затылок.
— Тогда поцелуй меня, вампир.
И никогда не останавливайся…

22Наоми имела в виду распространённое английское пожелание Merry Christmas – Счастливого рождества! Но слово «рождество» произнесла на французском - Noelle (фр.)
23Écoute-le, mon coeur фр. – Послушай это, моё сердце
24Bien sûr фр. - конечно
 
Форум » Бессмертные с приходом темноты » Глубокий поцелуй зимы » Глубокий поцелуй зимы (ЧИТАТЬ ОНЛАЙН)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:
Статистика Форума
Последние темы Популярные темы Лучшие пользователи Новые пользователи

Из мира сновидений

(43)

О любимых запахах

(141)

Ваш любимый праздник

(93)

Ваш психотип: оптимист, пессим...

(101)

Здоровая критика

(45)

ПОМОЩЬ САЙТУ

(308)

Темный зов

(13)

Последний просмотренный фильм?

(342)

Музыка в моей жизни

(65)

Лабиринт профессий

(30)

Блондинки VS. Брюнетки

(6870)

Ассоциации

(4068)

В погоне за наградой

(3929)

ООО «Собутыльники»

(3926)

ТРАКТИР «У ЭРОЛА»

(3655)

Калейдоскоп загадок по книгам ...

(2301)

Слэш ( ссылки... обсуждения)(ч...

(2282)

Анекдоты

(1729)

Смешные картинки

(1569)

barsukova_olga

(5386)

Milashka

(4603)

le-lik-best

(3363)

Artisha

(3284)

AdeLin@

(2745)

Celvinheit

(2583)

MillaChka

(2395)

Киликаэль

(2202)

Mirabale

(2138)

Голубушка

(2044)

natax

(04.12.2020)

cheronevaverapavlovna

(04.12.2020)

Sprite-48-48

(28.11.2020)

irinachurch13

(25.11.2020)

olga7411

(25.11.2020)

toxic111111

(24.11.2020)

Fallen-stars

(23.11.2020)

tanalisbauglir

(19.11.2020)

MemeNice

(17.11.2020)

Petrovna

(11.11.2020)


Для добавления необходима авторизация